Image

Способность к самовнушению зависит от «гормона любви»

Чувствительность человека к гипнозу зависит от работы окситоциновых рецепторов: если окситоцин связывается с рецепторами хорошо, то мы легко поддаёмся чужому внушению, если же рецепторы работают плохо, мы, наоборот, легко, без посторонней помощи погружаемся в транс.

Люди отличаются по устойчивости к гипнозу: кого-то загипнотизировать чрезвычайно легко, кто-то, напротив, вообще не поддаётся попыткам погрузить его в гипнотический транс. Исследователи из Университета Нового Южного Уэльса (Австралия) выяснили, что по крайней мере отчасти разница в «гипнотизируемости» зависит от особенностей гормонального профиля, а именно от способности наших клеток чувствовать окситоцин.

Окситоцин иногда называют «гормоном любви» (или «социальным гормоном») — с ним связано чувство доверия к другому, чувство эмоциональной привязанности, от него зависит прочность социальных связей и т. п. Но, как и у всякого гормона, есть рецепторы, которые сообщают нервным клеткам о присутствии окситоцина. Эффект от окситоцина будет зависеть от того, как сильно его связывают рецепторы. Если в клетке работает вариант гена, кодирующий сильносвязывающий рецептор, то и окситоцин на такую клетку будет действовать мощнее.

Можно предположить, что чем сильнее социальный гормон действует на человека, тем легче погрузить его в транс, поскольку такой человек будет больше доверять чужим гипнотическим пассам. Ричард Брайант и его коллеги из Университета Нового Южного Уэльса уже ставили эксперименты с окситоцином и гипнозом. Им удалось показать, что доза окситоцина, введённая через нос, действительно повышает внушаемость: человека «под окситоцином» проще погрузить в транс и заставить выполнять какие-то действия.

В новой статье, опубликованной в журнале Psychoneuroendocrinology, исследователи описывают несколько иную ситуацию. На этот раз учёных заинтересовало, как окситоцин влияет на самовнушаемость, на то, насколько человек может погрузиться в свой внутренний мир. Участники эксперимента гипнотизировали сами себя: они должны были «погрузиться в себя» под музыку, а степень их погружения оценивалась, например, по тому, может ли человек открыть в этот момент глаза, если его об этом попросят, или видел ли он какие-то образы, навеянные музыкой.

Кроме того, учёные использовали опросник, который позволял оценить уровень «погружения в себя». Его степень сравнивали с тем, какой вариант гена окситоцинового рецептора работает у испытуемого. Оказалось, что слабые варианты рецепторов способствуют самогипнозу: чем неувереннее действует окситоцин на нервную систему, тем хуже человек связан с окружающими и тем легче ему уйти в свой внутренний мир.

Рецепторы, которые плохо связывают окситоцин, часто попадаются у людей с аутизмом, что понятно. Но аутизм — это всё-таки крайность, и у слабых окситоциновых рецепторов могут более щадящие проявления. Например, на их обладателя может сильнее действовать плацебо, или такой человек будет особенно восприимчив к религиозному или паранормальному опыту — так как все эти вещи требуют, в большей или меньшей степени, отрыва от реальности.

Стоит, однако, ещё раз напомнить, что плохая работа «гормона любви» способствует именно самовнушению. Если же предполагается сеанс гипноза с гипнотизёром, то тут окситоцин как раз должен сработать хорошо, чтобы человек смог довериться другому и поддаться чужому влиянию.

Подготовлено по материалам Nature News.

Источник:news.mail.ru