Image
Два обеда у Сталина
Обед первый

Александр Александрович Лейбфрейд в предвоенные годы был главным архитектором Наркомата Обороны СССР. С его участием были построены многочисленные здания военного ведомства во многих городах страны. Они стоят и поныне, отличаются своей неординарностью.
Ранним летним утром 1938 года в кабинет Александра Александровича позвонили по кремлевскому телефону, и через минуту он услышал голос, от которого стало немного не по себе. Легкий грузинский акцент выдавал хозяина. Звонил сам Сталин.
- Хочу встретиться с Вами на даче в Кунцево. Вы готовы? Спасибо! В трубке послышались короткие гудки, а через несколько минут перезвонили, сообщили, что машина будет у подъезда через 15 минут.
1938 год. Тогда еще никто не знал, кончилась ли страшная волна репрессий. В Наркомате обороны пустовало множество кабинетов, отделы были укомплектованы едва наполовину.
Александр Александрович взял свою кожаную папку, вложил несколько листов бумаги, карандаш, ручку, нервно заходил по кабинету. Что мог означать этот звонок? Стоит ли звонить домой, попрощаться с близкими? Все телефоны прослушиваются, нет никакого сомнения. Оставить записку жене у секретаря? Но и она, конечно, ставленница КГБ, моментально доложит и если вызов в Кунцево чисто деловой, он будет выглядеть с этой запиской просто глупо.
Не сказав никому о своем отъезде, Александр Александрович спустился к главному подъезду Наркомата, где его уже ждала машина. Помчались в Кунцево. На одном из контрольно-пропускных пунктов вблизи дачи попросили выйти из машины, проверили документы, обыскали.
К даче он шел в сопровождении человека, с которым ехал в машине. Александр Александрович осмотрелся. Чистые аллеи, много цветов.
В помещении дачи ему предложили присесть, через несколько минут в холл вошел Сталин, направился к Александру Александровичу, ступая легко и мягко.
- Здравствуйте! Хочу использовать Ваши знания, как архитектора и строителя. Давайте спустимся вниз. Сталин первым двинулся к выходу.
- У меня есть желание пристроить к зданию веранду. Как видится решение?
Александр Александрович достал чистый лист бумаги, несколькими четкими линиями сделал набросок будущей веранды, показал Сталину.
- Хорошо! Мне нравится! Вы правильно уловили мою мысль. Когда будут готовы рабочие чертежи? 4 дня достаточно? Спасибо! Теперь приглашаю Вас к столу.
Обед проходил в присутствии телохранителя Медведева и дочери Сталина Светланы. Сталин поинтересовался, какой алкоголь предпочитает гость.
- Мне нравится грузинское вино «Твиши».
- Сейчас узнаем, есть ли у нас это вино.
Вино нашлось. За столом Сталин подсмеивался над Медведевым, который уже несколько лет ест с ним за одним столом, а вилку и нож держать так и не умеет. Поговорили о грузинских винах.
Сталин посетовал на то, что ему не нравится методика преподавания современной истории в школе, где учится Светлана. Поэтому он проводит с ней занятия сам, естественно с разрешения школьной учительницы.
Рабочие чертежи были выполнены в срок и веранда, конечно, была быстро построена.
После возвращения из Кунцева, Александра Александровича вызвал его непосредственный начальник – Клим Ворошилов, Нарком обороны СССР. Узнав о причине вызова к Сталину, Климент Ефремович пожелал немедленно сделать пристройку подобной веранды на своей даче. Занимаемая им дача с громадным зимним манежем для выездки лошадей и дом, в котором было более десятка комнат, оказались малы для двух человек. Клим Ворошилов и его жена – бывшая швея из Луганска не могли допустить, чтоб у них не было такой веранды, как у самого вождя.

Обед второй

Осенью 1946 года Вождь Всех Времен и Народов отдыхал на своей даче на Кавказе. То ли ему стало скучно в привычном окружении, то ли захотелось пообщаться со свежим собеседником, дал он команду узнать, кто из высокопоставленных персон отдыхает поблизости.
Ответили сразу: - Засядько.
- Пригласите его ко мне на обед. Узнайте, что любит поесть, выпить.
Находился в ту пору Александр Федорович Засядько на руководящей партийной работе в Донбассе, был секретарем обкома партии. Засядько был популярен среди шахтеров благодаря своему пролетарскому происхождению и славился высокой степенью осведомленности… в области мата, ругался лихо.
Обед подавали на веранде. Помимо Сталина и Засядько за столом сидел тот же телохранитель Медведев. Не стоит комментировать блюда обеда, а вот о выпивке сказать стоит. Сталин пил одно из своих любимых грузинских вин, Засядько – «Московскую» водку. На правах хозяина Сталин наливал алкоголь в фужеры, подливая гостю, как только его фужер пустел.
Вскоре поллитровка оказалась порожней, появилась новая. Засядько пил, смачно ел и … не хмелел. Сталин, как бы экспериментируя, подливал ему водочку и подливал. Когда вторая бутылка оказалась выпитой, появилась третья. Сталин попытался из нее налить, но Засядько поблагодарил со словами:
- Спасибо, Иосиф Виссарионович, Засядько меру знает!
После этого обеда прошло не столь много времени, когда появилось вакантное место Министра угольной промышленности СССР. Сталину показали список кандидатов из 9 человек. Он просмотрел его и спросил:
- Почему нет Засядько?
Ему доложили:
- Засядько пьет.
Сталин удивился:
- Засядько пьет? Он пьет, но М-Э-Э-Э-PУ знает! – и дописал 10-м его фамилию.
Эта приписка Вождя Вcех Племен и Народов значила весомее всех представленных в списке лиц. Спустя месяц, с февраля 1947 года Засядько был назначен Министром угольной промышленности СССР.
1996 год.

Историю с пристройкой веранды рассказал Юрий Александрович Лейбфрейд, преподаватель кафедры архитектуры Харьковского строительного института, родной брат Александра Александровича Лейбфрейда.
Случай с Засядько рассказал племянник Засядько В. Ковтун, с которым мы вместе работали.

Автор: Игорь Гольдштейн