Image
Карандаш

Да, простой, жёлтый карандаш жёсткости 2В с большой розовой резинкой "набалдашником" на конце. Вернее даже не карандаш, в полном смысле слова, а лишь небольшой остаток его. Дело в том, что я тут много пишу и прозы и стихов. А работа над рифмой требует часто менять слова, где как нигде помогает именно карандаш и большая удобная резинка. Но удобство использования карандаша в моих условиях компенсируется неудобством его эксплуатации. Сейчас обьясню. Карандаш время от времени "исписывается", и его надо подтачивать, а в моих условиях хранить предметы которые можно использовать для заточки карандаша - категорически запрещено! Я нашёл выход. В медицинской части, которую я посещаю дважды в день есть отдел медицинских файлов где работает очаровательная смуглая работница, которая любезно согласилась подтачивать мой карандаш на электрической точилке. Чем больше написанного, тем чаще надо подтачивать карандаш. Однажды она заметила: "Ты посмотри, на сколько он стал меньше! Я же помню, когда ты принёс его совсем новым!" Да, когда-то он был совсем длинным. И резинка на его конце была достаточного для стирания размера. Но время шло, и карандаш укорачивался, а резинка на его конце совсем истёрлась и мне пришлось надеть другую сьёмную резинку. Она была намного больше и удобнее встроенной. Легче стирала слова и, кроме того, позволяла мне зажимать карандаш между большим и указательным пальцем в небольшие паузы процесса писания. Это стало своего рода ритуалом, позволяющим лучше размышлять над написанным. Я к этому очень привык. Так вот,
когда Эйшли - так её звали, сказала, что мой карандаш заметно уменьшается, я обяснил ей что при этом проиосходит. Это так - же, как у Дориана Грея с Шагреньевой кожей. Только в отличее от трактовки Оскара Уальда с укорачиванием карандаша - уменьшается срок моего заточения, и когда карандаш полностью закончится - я увижу Солнце. Она улыбнулась и сказала, чтоб я приходил почаще. Но в одну из ночей, когда я был полон мыслей, которые уже готов был изложить на бумаге, я долго шарил по верху тумбочки в поисках моего карандаша. Тщетно! Неужели кто-то забрал? В сердце неприятно ёкнуло. Слишком много случайных совпадений в последнее время отодвигали этот заветный день от меня, а тут ещё и карандаш! Несомненно какой-то рок. Судьба просто смеётся надо мной. Да нет, же, нет, я конечно найду его, когда наступит день - при свете. Он просто закатился куда-то. Но с наступлением дня я так и не смог найти его. Перерыл все свои вещи, расспросил всех своих соседей - но тщетно! Карандаш пропал. Я ещё как-то надеялся, что может быть кто-то всё-таки принесёт его. Нет. Дни проходили, я продолжал писать неудобной мне шариковой ручкой и заказал в ларьке два новых карандаша. В очередной раз, когда я был в санчасти, я передал Эйшли для заточки новый длинный карандаш. Она подняла на меня свои большие глаза и спросила: "А где же твой коротыш?” Я ответил ей, что вероятно кто-то очень не хочет, чтобы я скоро увидел Солнце. Дни шли своим чередом, я продолжал писать новым длинным карандашом, но это уже почему-то было не то! Может, потому-что он был не такой короткий и поэтому не нагревался так быстро от тепла руки, да и любимой резинки - набалдашника тоже не было, вобщем, всё не то! Но в один из таких похожих друг на друга дней случилось нечто. После обеда, отдыхая на своей шконке, я читал газету и задремал. Мне снилось что-то очень доброе и совсем домашнее. Но вдруг сквозь сон я услышал какие-то голоса. Открыл глаза и увидел, что "шмонают" моего соседа - "Студента". Не забирают совсем, как это часто бывает, а просто проводят плановый обыск с переписью всех личны вещей. Неприятная процедура, при которой все твои вещи вытаскиваются со своих мест, всё переворашивается вверх дном. Прощупываются наволочки и матрасы и все возможные закутки на предмет запрещённых вещей, которыми могут оказаться столь нужные в нашем небогатом быту предметы. Я, ещё не отошедший ото сна, улыбнулся и попытался что-то спросить и тут-же тоже за компанию попал под "раздачу". Меня, ещё тёплого, подняли с постели, грубо обыскали, заложив руки за голову. Потом посадили на стул тут-же быть свидетелем того, как увидят свет сокровенные предметы моего унылого быта. Это настолько унизительное состояние - быть свидетелем твоего духовного стриптиза, да ещё под заухабистые комментарии твоих соседей по несчастью. Но всему есть конец. И вот я остался сидеть среди раскиданных вещей и распотрашённой постели. Хотелось плакать, но не было слёз. За что-же мне такое! Я поднял глаза к потолку и увидел что-то возле карниза. Не может быть! Несомненно это был Он. Мой Ангел Хранитель. Он улыбался и смотрл на меня. Я пригляделся и увидел, что он показывает на что-то своим пальцем. Я повернул голову и увидел среди моих раскиданных на полу вещей маленький жёлтый карандаш!

Автор: Михаил Кобыляцкий, JPRU October 2010