Image
Шмон
Из книги "Моя Зона"

Только что был шмон. Завтрак окончился в шесть-тридцать. Я поел с хорошим настроением - в окно светило солнце, разве, что не хватало радиоточки с программой "Пионерская Зорька" - На зарядку, становись!"

Но зарядку и первые отжимания от пола я сделал ещё до завтрака, а сейчас - не торопясь растянул верёвочку через камеру и накинул на неё шерстяное одеяло, чем превратил камеру на небольшое время в комнату с удобстами "раздельно." Перед этим мельком глянул в окошко и увидел на террасе офицерского уровня человек 20 охранников.

"Надо же" - подумал я, - "Не могли найти лучшего места для планёрки, как именно в нашем юните!"

Но приглядевшись, увидел, что они надевают резиновые перчатки и понял, что это не планёрка. Пришлось срочно сворачивать "удобства". В дверь затарабанили. А я не снял бумагу - экран, который в интимные минуты отделяет тебя не только от соседа, но и от назойливых глаз по ту сторону двери.

"Ну снимаю, снимаю, живой я тут - вот он Я!" За дверью успокоились и сказали, что надо одеться и ждать, когда выведут наружу.

Почему – одеться? Oбьясняю. В "Системе" по сравнению с "Каунти" намного более мягкие требования к "Дрессинг Код".

Женщины-охранницы здесь вполне адeкватно воспринимают зэков в белых сатиновых "семейных" трусах, которые и есть - основная камерная форма одежды. В то время как в Таусон они требовали даже комбинезон застёгивать на все пуговицы. Вероятно, вид голой волосатой груди невозможно возбуждал их. Я, например, загорал во "дворике" сидя в "полулотосе" с растёгнутом до пупа комбинезоне.

Верхняя чсть держалась на кончиках плеч, полностью открывая для солнца грудь и живот. Если по забывчивости комбинезон сползал с плечь, показывая оные, в стекло начинали требовательно стучать. - "Да надеваю, надеваю уже!"

Здесь же внутри юнита большие скидки. Урки выходят в холл смотреть телевизор в своих голубых балахонах с надписью на спине ДОС - нараспашку, помятых и не глаженых, размеров на 7 больше, чем должен носить обладатель оных.

Так вот, выводят нас с соседом из камеры и мужчины, да в этом случае мужчины (где они их только нашли?) начинают по-настоящему, не стесняясь обыскивать нас, прощупывая каждый шовчик одежды. Закончив личный досмотр просят повернуться спиной к камере и надевают на руки со спины наручники. Надо отдать должное ДОС охранникам - делают это очень бережно и в конце интересуются: "Не жмёт?"

"Не жмёт, сержант, не жмёт!" Черт возьми, мелочь, а приятно!

В камере начинается шмон, которого ты не должен видеть, но я наблюдаю за ним из отражения в стекле стэнда, что на стене напротив.

"Шмон" на Американском тюремном жаргоне называется "Shake down", то есть - перетруска. Они действительно "трусят" на совесть и женщина - сержант гренадерских размеров - ими командует.

Вот нашли и выбросили в коридор мои экстра-джинсы из под матраса. Показывают мне "лишние" шерстяные одеяла и спрашивают: "Есть ли разрешение доктора?" Я говорю:
- Конечно есть, век воли не видать, начальник!
- Где?

Начинаю изворачиваться, "вешать лапшу." В результате одеяла тоже летят в коридор - к штанам.

Я продолжаю наблюдать за их действиями в отражённом стекле. Штаны и одеяла - неважно. Я смотрю, как они прощупывая каждый выступ, приближаются к заветному кожуху приточной вентиляции и во мне всё напрягается: "Ну пронеси, ну пожалуйста!"

Проносит, и теперь они начинают перетрушивать постель, но я уже спокоен. Спокоен, потому что на кожухе вентиляции лежит половинка лезвия безопасной бритвы, доставшейся мне от предыдущего соседа.

На "Зоне" это мощнейшее оружие, спасшее многих одних и погубившее - других. За такое лезвие можно заработать по полной программе, но без него тоже нельзя. Шмон продолжается, но я уже потерял к нему интерес и теперь безразлично наблюдаю, как они вытаскивают куски ваты из подранного соседского матраса. Ну всё, вроде закончили. Как последний аккорд, сержант срывает "самопальную" верёвочку для туалета и мою верёвочку над койкой, на которой я сушу своё стираное бельё. Да ничего, я из простыней нарежу себе ещё!

Да, лезвие. Сосед, когда пошёл на "трансфер", взять его с собой не мог, хотя вещь - ценная. Но если найдут прямо у тебя на личном обыске - отвертеться уже нельзя. А так, когда шмонают у тебя за спиной, где гарантия, что не достанут из под койки крупнокалиберный пулемёт. - "А как это ты его сюда затащил?" Шутки шутками, а неприятности всегда могут быть. Это как карты лягут.

Ну вот, теперь, когда всё закончено, можно и расслабиться.

Зашёл в камеру, дождавшись, пока новый сосед начал мыть руки, я подошёл к вентиляции, поднял руку, вроде проверяя книги на полке, а сам пощупал пальцами там, наверху кожуха. Лежит, родимая. Там никто не тронул.

Вы тут начнёте говорить: риск, опасно, зачем это? Но скажем так, многие понимают - зачем. А в моём конкретном случае подселили сейчас соседа, который "барабанит" уже восемнадцатый год - из двадцати трёх. Понятно, что такие сроки не за Супермаркет дают!

Я поэтому и не спрашиваю, за что. Не надо человека травмировать. Он и так почти ничего не ест и всё свободное время только молится или читает свой "Коран" и разговаривать не желает. Видно, что нервная система на пределе. Да ещё какая-то "непонятка" с положительными скидками с его срока. Тут любой "заскучает". Вот и представьте, как жить с таким дядей без "мойки!"

Я тут увлёкся изложением материала и не заметил, как время перерыва подошло. Охранница только на короткий момент открывает дверь, поэтому я быстро впрыгнул в штаны, заграбастал очки и рубище и выскочил в коридор. Решил сегодня не заправляться и "похипповать," как все - навыпуск. А то всегда такой чистенький, заправленный, побритый и причёсанный.

К офицеру классификации не зовут, так что я должен "корячиться". И вот я непобритый, в рубахе чуть ли не по колено - на выпуск, но зато в прекрасном физическом состоянии и настроении, стал дефилировать по коридору. И что вы думаете, я действительно почувствовал себя свободнее во всех отношениях, когда вроде бы ничего тебя ни к чему не обязывает. Даже все эти рожи показались как бы роднее и милее. "С кем поведёшься...."

Автор: Михаил Кобыляцкий, May 2010 MRDCC Baltimore