Image
Глава из книги Моя Зона

Я снял прилипшую нитку с новых, свежепахнущих джинсов. Нитка была белая. - "Блондинка!" - улыбнулся я и поднял голову. Высоко вверху, в залитом солнцем небе, медленно плыла кабинка фуникулёра. Приятно пахло нагретой солнцем деревянной палубой, лаком и чем-то ещё, чем пахнут шикарные пассажирские лайнеры. На белоснежной переборке играли солнечные блики, отражённые от изумрудной водной глади. Кругом сновали люди, по большей части знакомые. "Не забудь, что плёнка должна быть "Кодак" - 400 едениц по их стандарту!" - На ходу бросил мне Юрка. Немного прихрамывая своей походкой, он пошкондыбал к широко открытой аппарели судна. По судовой трансляции начали что-то обьявлять. По привычке я пропускал непонятные немецкие фразы обьявления (Туристическая компания "Бумеранг" обслуживала немецких туристов) и ждал понятного мне Английского. “Counting time! On your bunk, on your bunk!” - повторял непривычно грубый женский голос. "Какой к чёрту банк, и что ещё там считать!" - подумал я... и открыл глаза. Вместо ярко-синего неба над головой навис грязный закопченный потолок, и железные облущенные койки уходили вдаль барака своими бесконечными рядами. “On your bunk!” - повторяла трансляция – “Counting time!”

Ещё не отошедши от пребывания в совершенно другом измерении, я попытался вразуметь, почему так резко и несправедливо поменялась картинка. Вместо улыбающихся, чисто одетых людей, из глубины барака выползали сонные, помятые, по большой части чёрные личности. Сегодня Воскресенье, подумал я и пощупал щеку, покрытую недельной щетиной. Не мешало бы побриться. Но побриться не потому, что надо идти в церковь и выглядеть для этого прилично, а потому что завтра - Понедельник. Новый цикл пятидневной рабочей недели. И в эти пять дней, что-нибудь да может произойти. Тебя могут вызват на "ковёр", где опрятный внешний вид может на пользу сработать. Oсобенно если у тебя “дуплетом” идут две возможные программы: освобождение по Паролю и домашний мониторинг заключение с GPS как у Марты Стюарт. Я потянулся, хрустнул косточками и оглядел своё унылое убежище - Барак номер один - его наиболее криминализированную половину - альфа дорм.

Когда в первые дни своего пребывания в ДЖЭЙ-ПИ-АР-Ю - я был вызван для ознакомительной беседы к своей ведущей социальной работнице, она была очень удивлена и обеспокоена, когда узнала, что я проживаю в первом альфа юните. "Там же одни бандиты, гангстеры!" - всплеснула руками молодая симпатичная соушалворкер - "Я переселю тебя немедленно в четвёртый. Там тебе будет спокойней - среди людей твоего возраста". "Половина из которых - на инвалидных колясках" - добавил я. - "Но как же - ты будешь..." - "Да очень даже просто," - не дал я ей закончить. - "Я легко нашёл с ними общий язык и у нас уже зародилось несколько совместных проэктов на период освобождения." На её лице отразился неописуемый ужас, но я не стал больше тероризировать девушку и дал ей убедительное разьяснение своего решения: "Ты помнишь, как в твоей школе на уроках физкультуры вы бегали на результат. И, конечно, ты помнишь, что твой результат во многом зависел от того, в какой группе ты бежишь. Если ты бежишь с полными и медлительными партнёрами, то никогда не покажешь хорошего результата, и наоборот - в четвёрке здоровых, тренерованных стаеров ты сможешь выложиться, как никогда. Тебе надо бежать за ними, тебе хочется так же быстро, как они. Вот и мне хочется так же быстро, как они. Я не хочу бежать впереди инвалидной коляски!" Мой ответ, по-видимому, её убедил, но она всё равно добавила: "Но всё же если ты передумаешь - немедленно дай мне знать, и я сразу переселю тебя!" На лице её так и осталась печать недоумения - "Какие-то странные - эти Русские!"

Как ей было понять, что сама судьба даёт мне в руки этот подарок. Kак ещё мне - человеку пишущему изучить Американский преступный мир как не в его Алма Матер - дивижн оф корэкшн в альфа дорм барака номер 1, большая часть из сидельцев которого, как говорили в бывшем СССР, "не встала на путь исправления". В своё время Бабель специально снимал квартиру в Одессе на Молдованке у наводчика Чудеткиса, для того, что бы изнутри изучить воровскую жизнь для своих "Одесских рассказов" Сейчас жизнь давала такой шанс мне - бесплатно!

Автор: Михаил Кобыляцкий