Image
Предыдущая часть

Иногда казалось: он любит, любит её! Так же сильно и преданно, как и она. Но иногда… Раньше она не понимала это распространённое в Израиле выражение: "Нафальти ба пах". Русский перевод его довольно унизителен для женщины, но в то же время - точней не скажешь: "Упала в ведро". О деструктивных, болезненных любовных отношениях, когда умом-то - да, понимаешь, а уйти никак не можешь. До болезни она слышала и читала много историй о ведре, в которое падали достойные и здравомыслящие женщины. Банковская работница обворовывала клиентов, чтобы покрывать долги своего игрока- любовника. Она - в тюрьме, остались дети-школьники. Подруга Мальвины отравилась из-за неудачного романа; не смогли спасти. Её старики-родители обезумели от горя. Соседка- жена и мать, директор крупного рекламного агентства, - попала на астрономическую сумму, подписав что-то нечистое своему другу, в которого без памяти втюрилась…"Бред! - презрительно бросала Мальвина. - Как можно так себя распустить? Стыдно!" "Не зарекайся, - тихо отвечала мудрая подруга, всё та же Белла. – Ни от тюрьмы, ни от сумы, ни от роковой любви…"

Мальвина - боже, как дрожат руки! - открыла дверь своим ключом и остановилась перевести дыхание. Сердце, подскочив к пересохшему горлу, трепыхнулось и тяжким булыжником ухнуло вниз. Как в первую встречу! Это непередаваемо…

Но волнение и стеснение, к сожалению, - было не только от любви. Несколько раз ключ открывал тайны, после которых Мальвина долго разрывалась от жестокой сердечной боли. Говорят: любовь - это ПРОЩЕНИЕ. Да, она прощала. Но какой ценой?!.
Нет, не думай о плохом, рыбка! И засыпай, и просыпайся с улыбкой на устах! Дело не во внешних обстоятельствах , а в том, как ты на них посмотришь!
Легко говорить! То, что она увидела, то, с чем столкнулась…

Через полгода любви, в один из прохладных и серых осенних полудней, она впервые открыла ЕГО дверь своим ключом. Хуйбей, по идее, должен был быть на работе до 4-х. Мальвина хотела пошуршать по дому (стирка, небольшая уборка) и приготовить любовнику рыбу по новому обалденному рецепту мужа. Настроение было - сверкающая радуга! Она тихо мурлыкала что-то бравурное…
Уже из коридора услышала какие-то шумы и остановилась… Воры?!. Но тогда бы, волнуясь, мяукал Черчилль! Или они, садюги, уже успели замочить кота?.. Стремглав ринулась в салон …

- Здравствуйте, - на хорошем русском, хором, сказали два маленьких мальчика. Они сидели на диване, прямо под своей большой цветной недавней фотографией, и тихо перешёптывались. Это было первое мальвинино знакомство с сыновьями любимого.
- Здравствуйте…

Старший, Шмулик, был белый, как брынза, голубоглазый, худой, с саксаулистыми ножульками, похож на кролика. Он весело, приветливо улыбался могучими зубками вперёд. Одет был ужасно: замызганно, аляписто, немодно. В руках – какой- то конченый, грязный целлофановый пакетик …"Один в один - его стукнутый папаша, " – умилённо подумала Мальвина и присела в уголке на краешек грязного стула.

Младшенький абдулхуев потомок, Сруль, тоже красой не блистал. Замученный - кощейные мощи! Ножки ставит враскорячку, как рахитик - Мальвина заметила, когда он в туалет пошёл. Очень похож на старшего брата: те же проблемные зубки, то же грызунье личико, но не кроличье, а уж скорее мышиное. В немыслимой жёлтой пижаме - как можно одевать в ТАКОЕ ребёнка ? Бледненький, под мутными - аутист! - глазами и надо ртом- темные пятна авитаминоза… В Израиле - и недоедание!?

Пару минут посидели в молчании. Слышалось лишь размеренное тиканье часов.
- Малыш, а где папа? - Мальвина едва коснулась рукой лёгких волос на макушке маленького Сруля.
- В спальне, маму трахает! - преувеличенно засмеялся тот. - Нам велели час никуда не уходить…
- Замолчи!- молниеносно подлетел старший, - это же тайна! Взрослые всегда это скрывают!

Упасть в обморок ей не дало любопытство: в эту минуту из спальни вышла их милая мама, она же - бывшая абдулхуёвская супруга. Прямо скажем - зрелище не для слабонервных! Мальвина напряглась…

Это была кривозубая очкастая обезьяна лет 45-ти, с жирами, небрежно свисающими с пуза. Растрепанные (ну, это понятно!) жидкие волосы, узенькие, сухо поджатые губки, уродливый подбородок… Все это шло как приложение к невиданных размеров пятой точке. Пронеслась, совсем не ко времени ,глупая мысль: " Ну надо же, прямо Царь-жопа! ( По аналогии с Царь-пушкой .) И если она сейчас из этой пушки пукнет , - камня на камне не останется!" Не выдержав, Мальвина хихикнула.
Это ж сколько надо выпить, чтоб на такую залезть?!. На ней был огромный махровый халат, коего Мальвина тут в жизни не видела. Со своим пришла, что ли?

- Я сейчас, не вставай, - властно бросила она в глубины спальни. – Значит, дети сказали правду?
- А это ещё кто тут? - командным тоном вскинулась Царь-Жопа. – Вы почему посторонних в дом впускаете? - вызверилась она на сыновей. С арабскими террористами в израильской тюрьме и то говорят дружелюбнее! Те прямо позеленели, втянули головы глубоко в плечи…
- Я не посторонняя, а соседка вашего бывшего мужа сверху! И, между прочим, председатель домового комитета! – ещё зверинее вызверилась на неё Мальвина. - И у меня есть свой ключ! Мне сегодня позвонили и сказали, что змеи свили гнездо на этом балконе и собираются откладывать яйца!!! Вы не поможете мне провести дезинфекцию?
- Управдомша - с такой блядской фигурой? - Военные манеры, командный тон, почти мужская мимика. - Да хоть бы не врала! В борделе тебе место, вот где!
И Царь-Жопа по-хозяйски направилась в ванную. Слава богу, хоть из пушки своей не пальнула…

Мальвина была вне себя от обиды и проплакала всю обратную дорогу. Ведёшь тут себя, как голубь мира, вьёшь восьмерки в воздухе - и на тебе!.. Копать подробности не стала - себя жалко. Она вообще от Абдула устранилась - и, как надеялась, навсегда. Он звонил - она не отвечала. Поначалу строила планы мести - один куче другого. Написать на двери ночью, несмываемой краской: "Тут живёт лживая тварь". Запустить в его рабочий портфель какую-нибудь мерзкую гусеницу. Облить ядом в интернете. Да мало ли!..

Не было сил. Она - впервые одна - уехала в Болгарию на неделю. На три дня провалилась в сон - тяжелый, из которого потом выходишь часами. Который не бодрит, а наоборот, придавливает. Потом пару дней было, как говорят в Одессе,"самой с себя стыдно". А к концу поездки она даже повеселела - особенно когда вспоминала эту Царь- жопу…

Следующая часть