Image
Предыдущая часть

И наша Мальвина, неизменный часовой на страже любви, - решила переспать с прикольным Обстулом. Она смутно чувствовала: он - какая-то особая ВЕХА в её жизни.

Предчувствия её не обманули…

…В сумерках чувствовалась нега. Аромат буйно цветущих деревьев действовал, как афродизиак. Мальвина поехала в Хайфу, на территорию Абдула - во избежание проблем. Времени у неё было навалом: наврала, что заразно простудилась, и Семка забрал малышей к своим родителям. (Старшей дочери было уже 22, и она почти год жила у друга. ) Гулять, так гулять! Рыжая бестия была готова на всё…

Они ели суши в очень красивом месте с контрастным фиолетово- оранжевым освещением, ажурными металлическими решётками, интеллигентной - Селин Дион, Френк Синатра, Фаусто Папетти - музыкой. Ей показалось - уже была тут, но не в этой жизни, а в какой-то из прошлых. И чувствовала - то же: бабочки в животе, крылья за спиной… Изысканное плетение серебристой стены и тёмное дерево мебели и широких барных стоек - шик и блеск, и на этом фоне (включая, разумеется, роскошную Мальвину в элегантном чёрном наряде) – Абдулстул, на вид – сплошное недоразумение, и никаких таких бабочек и крыльев не заслуживает! Маципусенький, узкоплечий и круглопопый, с евнуховидным безбровым лицом – не мачо, а бесполый честный пионер с красным флажком вместо члена. Надо было обладать сильно воспаленным воображением, чтобы представить себя в постели с ним. А одежда, боже!... Люди смотрели удивлённо - совсем не вязалась модная холёная красавица с этим вот… У-ужас, что на нём было!... Драные штаны античного (наверное, в них его ещё в комсомол принимали) фасона; свитер, вынутый из… Облезлые кроссовки в изысканном стиле "распродажа, 3- на 50" и вязаная (изначально-белая) кипа, явно не стираная с момента покупки. В руках он мял пакетик из супермаректа, из которого временами высовывалось нечто непонятное, но грязноватое - то ли футляр для очков, то ли прибор какой-то… И разило от него потом - так, словно месяц не мылся. На всё это был набрызган, кажется, ещё и парфюм со странным духом нафталина. А может, это и был нафталин; тут всего можно ожидать…

Мальвина не знала, плакать ей или смеяться - настолько он был несуразен. Ловила удивлённые взгляды, стеснялась…

Да, шлемазл. Но…

На белой коже - шаловливые веснушки, приятная улыбка. Много морщинок, веером отходящих от глаз, что говорит о том, что человек много смеется. Очень приятная манера говорить - любую бабу очарует! А тембр голоса - вообще фантастика: низкий, глубокий, с бархатистой вибрацией и переливами. В Абдулхуе чувствовались врождённые интеллигентность и культура. А речь, а язык, а термины!.. Такому бы не по бабам шастать, а в библиотеке ночевать, в обнимку с книжкой! Ну, так он там и сидел, так как оказался - настоящая энциклопедия! Не было вопроса, на который бы он дал не только исчерпывающий, но и оригинальный, по-другому его освещающий, ответ! Наука, литература, искусство, история, музыка… Мальвина слушала, раскрыв рот. Но дело и не в этом…

Он с первой секунды ощущался ужасно родным. И рядом с ним она была - и душой, и телом - как дома.

После суши пошли в кино - на первый попавшийся фильм, лишь бы не расставаться. Сели на самый последний ряд - и оказались в блаженном одиночестве: те немногие, что были в зале, - сидели внизу. Ну, и началось… Сначала были только изучающие взгляды; потом – якобы случайные, но красноречивые прикосновения к разным Мальвининым мягкостям. И это было БЕЗУМНО приятно!

Вблизи он производил СОВСЕМ ДРУГОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ… Потные и нафталинные ароматы сменились на… Это сложно объяснить! Там был очень мужской – нет, не запах даже. Аура, энергия ИНЬ. Она её чувствовала непонятно чем. И всю охватило пульсирующее, горячее возбуждение такой невиданной силы, какую она и сама в себе не подозревала!!!

Потом они еще пару часов гуляли по улицам и паркам, болтая обо всём на свете. Держались за руки, и только от одного этого прикосновения она почти уже… Вибрировала каждая клеточка, каждый волосок… А что будет, если он продвинется дальше?

Он проводил её на автостанцию и - джентльмен! - оплатил дорогу. Прощаясь, сделал довольно странное движение: что-то типа зачаточного, дефективного воздушного поцелуя. Так бы это выглядело у человека с нарушенной координацией. Это движение идеально подходило его нелепому облику. Наверное, он всё-таки посещает психиатра…

А Мальвина, идя к автобусу, изо всех сил виляла задом, надеясь, что он смотрит ей вслед. (У животных: самка делает провокационные движения хвостовой частью туловища.)

Стоп!.. Час пробил. Запомни эту дату, читатель: 7 мая 2006 года ,10-00 вечера. Начало болезни Мальвины…

Через 3 дня Обстулхуй позвал посмотреть на звёзды из его телескопа. Это произошло в красивой избушке, снятой им на несколько часов. Там, за прочными воротами, в расслабляющем джакузи и на кровати с вычурным пологом, на устойчивом столе и в маленьком бассейне - она ему страстно отдавалась. Они целовались - бесконечно, сладко, как 17-тилетние. Волны разнообразных чувств и эмоций затопляли блаженным потоком.. Их - вот таких, как он - с ласковыми тёплыми руками, с потрясающим умением целоваться и делать всё-всё-всё остальное, с возбуждающими запахами, - где-то специально разводят, наверное. На счастье или на беду?.. (На второе , но об этом позже…)

Да, звезды она увидела. И не только!.. Она словно родилась заново! Хотелось бегать по всему Израилю со спущенными трусами и кричать: «Возьми меня!» Оргазм звенел в ней до самого утра волшебной, блаженной музыкой. До утра, в которое волшебник - Хуембей прислал чудное сообщение:

Она его за руки полюбила,
А он её - за талию и грудь.
Вчера меж ними сладко что-то было,
И может, ещё будет как – нибудь.
В тот день в их душах было много счастья.
Она была пьяна, он - сух, как лист.
Тела молили:"Счастье, не кончайся!"
Счастливое мгновенье, повторись!


А вот тут мы позволим себе небольшое отступление…

Большинство подруг автора этих строк говорит: "Ты слишком много рассусоливаешь о чувствах! Нам это неинтересно, мы хотим ЭКШН! Или приключения, или детектив с лихой интригой и убийством. К чёрту этих мужиков!"..

А вот и не к чёрту!

Следующая часть