Image
Предыдущая часть

Впрочем, к виртуалу она пришла через крутые обломы в реале: несколько попыток сходить налево потерпели фиаско. Подробно мы останавливаться на этом не станем, а скажем только, что ей попадались садисты, фетишисты, мазохисты, нудные козлы – или просто импотенты. Ни о какой предоргазменной процедуре (пункт№1, №2 и №3) и речи быть не могло. Мужики - эгоисты! - выдвигали только свои программы... Отчаявшись, она даже лесбиянку пару месяцев любила - такую же красавицу, как сама, только брюнетку. И технически c ней всё было – даже более, чем! И пунктов больше, чем 3, и…

Только одна была проблема, и из-за неё всё расстроилось: НЕ БЫЛО МУЖСКОЙ ЭНЕРГИИ ИНЬ. Какой бы виртуозной ни была техника, без неё, этой могучей ИНЬ, все мальвиныны эмоциональные реакции были снижены.

Короче, если болт не входит в гайку…

Божий одуванчик Семка был занят освоением новых рецептов пирогов и гуляша в горшочке и ничегошеньки не замечал… А даже если бы и заметил - вряд ли вызвал бы соперника на дуэль или отрезал ему в злостном порыве эти 20 см. простого человеческого счастья. Напротив, он бы угостил его, напоил и, может, приплатил бы благодетелю, избавившему от гаечной проблемы…

Абдул–об–стул–ху-ем-бей

Прошло ещё пару лет. За них утекло немало разной воды. Неизменно в жизни рыжей Мальвины было лишь одно - отсутствие оргазма. Постельные отношения с Семкой восстановились и более-менее наладились, но это было, конечно, НЕ ТО. И наша мятежная героиня продолжала ИСКАТЬ. Нерегулярно, но всё-таки. Активно чатилась, мессенджерилась, скайпилась. Даже научилась любить виртуально. Но всё это было, увы, - глухой презерватив, натянутый на жизнь! Реальность, хоть и опасней и больнее, все равно - прекраснее!

Свой сорокалетний "Сильвестр" Мальвина провела необычно - дома. Семка сломал ногу, и поездку в Прагу - там чета Рахлиных ещё не была - пришлось отменить. Боже, как же Мальвине было обидно!.. Ножом по сердцу, дверью по лицу, мордой об стол!.. Даже друзей не смогли позвать - всё случилось практически перед вылетом.

Семка, по обыкновению, рано, вместе с младшими детьми, пошел спать, старшая дочь была у своего друга, и Мальвина осталась одна. С горя вылакав почти бутыль коньяка без закуси, она завела в "Скайпе" беседу с мужиком из Сан-Франциско.

Общались на русском - он тоже эмигрант. Довольно молодой, симпатичный. Успели обменяться общей информацией. Но - увы! - уже через несколько минут беседу пришлось закрыть…

Он предложил обменяться фотками. Она разлетелась, наивная, выполнила просьбу в самом лучшем виде! Фотки - и в купальнике, и в вечернем платье, и, и…

- А почему ты ноги не бреешь? - такая реакция ошарашила! (Известно - можно увеличить любой участочек фото и пристрастно рассмотреть его.)

- Потому что у тебя одно яйцо, - нашлась Мальвина.

- С чего ты взяла? - гад всерьез насторожился. Может, и в самом деле?

- По форме твоего уха и по тому, как плохо на тебе сидят джинсы! - Мальвина гневно закрыла беседу.

Второй мужик был ещё хуже первого. Из сумчатой далёкой Австралии, роскошный красавец, и представился круто - профессором медицины. Кажись, в стельку пьян, но это стало ясно не сразу. После пары-тройки нормальных предложений из него ПОЛЕЗЛО.

- А ты миньет хорошо делаешь? - ошарашил нахал и посмел даже улыбнуться в камеру!

"Шизофрения", - расстроилась Мальвина. И тут же упал его второй вопрос.

- Английский хорошо знаешь?

- А что, это влияет на качество миньета? Вы к чему больше чувствительны - к открытым слогам или к дифтонгам?

Он что-то сбивчиво объяснял, но она уже переключилась. На другого рождественского психа-одиночку. Как он выглядел, было непонятно - камера постоянно двигалась и у него, и у неё. Неважно, можно фотки попросить…

- Мы с вами раньше встречались, я уверен.

- Вы думаете, мы знакомы? - она хищно улыбнулась. – И как коротко? Часом, не переспали?

- В этом я уверен меньше, но всё ещё можно исправить. А может, и вспомню со временем.. Мне легче будет, если увижу вас раздетой. - Его камера приняла более-менее нормальное положение. Маленький, из-за стола еле видно. А может, он на полу сидит? До красавца – дальше некуда, но Мальвина ведь не на подиум с ним собиралась!

- Разрешите представиться - Мальвина! - кокетливо мяукнула она. Беседа начинала ей нравиться: и прикольная, и в то же время без всяких перекосов и хамства.

- Аб-дул-об-стул-ху-ем-бей! - бодро отчеканил он. – И давай на ты перейдём, а?

Она чуть со смеха со стула не упала и наполовину протрезвела.

- Фу, как неприлично! А что так длинно-то? Невозможно запомнить! - она всё ещё продолжала смеяться. – Ну, на ты - так на ты…

- Зато красиво! Вы вслушайтесь в музыку звуков! Да и намек там содержится...

- Намек? А я думаю, в имени – твоё самое любимое занятие… (Она быстро разложила имя на составляющие и представила себе эту пикантную картинку)…

- Не задирайся, - он был добродушен и умел обходить опасные рифы.

Они проговорили почти всю ночь и остались в восторге друг от друга. Роскошь человеческого общения - и в самом деле роскошь, потому что адекватного собеседника - вот, как этот странный Абдулобстул - найти очень сложно. Большинство не умеет слушать, на себе зациклено, перебивает, хамит и проецирует комплексы. А тут - чудо, а не собеседник!

На третий день - трепались ночи напролёт! - договорились "созвониться поближе". Она была ангажирована на романтичный просмотр звёздного неба в пустыне - у Абдулобстулхуембея есть телескоп...

- Это очень романтично, поверь! Ночь, звезды - и мы, только мы вдвоём...

- Безусловно, - обрадовалась Мальвина. - Но прежде чем принять предложение, я должна выяснить размер твоего телескопа.

- Он тебя не разочарует. Особенно диаметр.

-Л овлю на слове, шалунишка!

Между тем малохольная израильская зима плавно, незаметно переросла в солнечную, оптимистичную весну. Поменялось всё: запах воздуха, оттенки неба, цвет моря - ну, и, конечно, настроение.. Наглые коты за окном истошно орали свои брутальные мартовские песни и активно выплясывали сложные брачные танцы. Это распаляло их, эти жадные инстинкты, - еще больше. Весной надо обязательно быть влюбленной. Даже - безответно, даже – на час!

Следующая часть