Image
Предыдущая часть

В этом добротном старом доме было всё и даже больше, но напоминал он почему-то (все дело в хозяйке!) неухоженный подвал. Было ощущение несвежести выстиранного, горой – до тусклой люстры - сваленного в салоне, и невкусности приготовленного, обильно представленного в разных мутноватых емкостях на неряшливой плите. С потолка тут и там свисала паутина. Видимо, чистоплотность не входила в основной список почитаемых тут ценностей…

Но Сара безусловно была хорошо воспитана, гостеприимна и умела красиво общаться. Она тут же провела Западло на видавшую виды, липкую и пыльную кухню.

- Вы завтракали? - лакированные тон и улыбка.

Иван был небрезглив, но все-таки отказался…

- Госпожа Воловски, я буду вынужден Вас сильно огорчить. - он показал ей свое удостоверение. – Случилось непоправимое. Наберитесь мужества выслушать… (Про то, что Лея увидела Сару с Абдулом в ванной, он промолчал. И, как выяснилось потом, - не зря.)

С каждым его словом она все больше напрягалась: взгляд становился все стекляннее, пухлые веселые губы превращались в тонкую, жесткую линию скорби. Иван не мог не сочувствовать этой пожилой праведной блуднице: сам был родитель. Тут любой с ума сойдёт! Его эмоциональная Любовь Израйлевна умерла бы на месте…

Но он поторопился с этим чувством. Выслушав, Сара Воловски ошарашила:
- Боже!.. Что же скажут соседи, если узнают?..

Сначала он подумал, что это у неё - шок. Часто с таким сталкивался. У одной бабы, как он помнит, - садистски убили мужа - молодого, красивого, удачливого, любимого. А она, когда Иван пришел со свирепой этой вестью, - с подружками в карты резалась. И, узнав, выдала, абсолютно спокойно: "Мы с ним в театр на следующей неделе собирались. Кто-нибудь купит у меня билеты? Или поможет продать?"

Она эту фразу повторяла… до полуночи. Противным синтетическим голосом, без пауз, перерывов на обед, питье и мочеиспускание. А потом началось у неё нервное расстройство с обмороками, сердцебиением, слезами и ночными кошмарами. Сейчас она - инвалид…

Но тут было другое. Сара - ей это было не скрыть - была черства, как дубовое бревнышко.

- Скажите, а Лею переодетую тут кто - нибудь видел? В короткой юбке - а вдруг её узнали? Вот позор-то нам будет!!!
- Не думаю. Она сказала - весь маскарад в Хайфе начинался. - Лицо Ивана скукожилось от омерзения.

- Ах, Леечка, бедный мой больной цветочек! Как же все теперь будет, как тебя спасти? - она увидела это его лицо, спохватилась, заголосила, но детектива разве обманешь? По десятибалльной шкале искренности это тянуло лишь на слабую троечку. Не то, что страх перед мнением соседей!
- Скажите, Сара, - а Лея ничем не больна?
- Нет, нет, что вы, абсолютно здорова, просто идеальный был ребенок! То, что вы сейчас поведали, - в голове не укладывается…
- Я прошу говорить только правду! Может, репутация семьи и пострадает, - зато дочери поможете. Душевнобольных могут даже оправдать…
- Ой, и она тогда сюда… - Сара схватилась за голову.
- Нет, она не вернется, не бойтесь. Она хочет порвать с ортодоксальной общиной.

Он увидел, как подавила эта любящая мать улыбку облегчения…

Поначалу громко и некрасиво упиралась, но Западло был неумолим.
- Я кое-что про вас знаю. И мне бы хотелось остаться единственным осведомленным. Нравы в вашем квартале довольно строгие…

Она позеленела, но лишь на какую-то долю секунды.
- Да, Леечка с детства была нервная… Сказалась родовая травма… Только вы никому не рассказывайте… Если узнает родня мужа - не будет мне жизни в этом квартале…
- У кого она наблюдается? Мне нужен адрес и фамилия врача.
- Это в Маале-Адомим… Вы понимаете, нам не очень хотелось - тут… Люди узнают, будут судачить… - она быстро продиктовала адрес.

Уже в дверях Западло не удержался:
- И вам совсем не жаль своего молодого любовника? Допускаю - вы не любили его. Но хотя бы желали… Да и гостем он был у вас частым…
- Это было всего раз, - Сара неприятно скривилась. - Он был, знаете ли, очень умен и образован, умел понравиться женщине. Устоять было практически невозможно… К тому же, радоваться надо: Господь ему лёгкую смерть послал, во сне, без мучений…
- Супругу вы все сами расскажете. Ждите, придет повестка в суд. Было очч-ч-ч-ень приятно познакомиться.

Сара поспешила захлопнуть дверь…


В Маале-Адомим Иван был впервые. Этот новенький беленький городок, стоящий на горе, ему понравился. Парки, вилочки с румяными двориками, лакированные уголки, цивильные широкие шоссе, свежевыкрашенные скамеечки. И буйные деревья, и пышные травы, и четкие - как нарисованные - ярко-коричневые дорожки. Население - приятное, в основном - светское. Много молодежи. Вот бы Лее тут родиться!

Следующая часть