Image
Предыдущая часть

Весь этот день все что-то крутилось, вертелось, со всех сторон сыпались перемены и проблемы. У Ивана Никифоровича уже с утра - сухого, холодного - было какое-то мерзкое предчувствие, и был он мрачнее тучи. Может, именно поэтому нежная секретарша Линочка впервые за все время работы пролила кофе на важные следственные документы.

- Что с вами, милое создание? - Западло был внимателен и заботлив…

- Да взгляд у вас такой тяжелый сегодня, как на таможне! - и цветочек, некрасиво шмыгнув носом, нервно рванул из комнаты…

Западло по опыту знал: чему-то быть, чему-то - не миновать…

К полудню ПОЯВИЛОСЬ это ЧТО-ТО, эта подозреваемая номер два…

Религиозная девочка лет 17-ти, вся в чёрном, худая, бледная, несвежая, неяркая, невыразительная, со всех сторон недоделанная. Серые глаза - внешними уголками вниз, как у больной брошенной собаки. Голова повязана мятым бесцветным платком.

- Я - из одного из самых что ни на есть крутых ортодоксальных кварталов Иерусалима, Неве Шеарим - представилась непрезентабельная плоскопопка на безукоризненном иврите. Манера речи выдавала в ней цвет сословной интеллигенции, как у них там принято говорить - «Хороший дом».

– И это я убила Михаила Трахтенберга (автор сего рассказа надеется, что читатель не забыл: это - паспортное имя нашего покойного шлемазла - Казановы). Отравила его таблетками виагры, подсыпала дозу в 8 раз превышающую максимум.

Вся оставшаяся на детективе скудная растительность встала дыбом. Ну надо же, уже два человека на место! Словно не убийство это, а конкурс красоты!)

Сколько веревочке ни виться…

«Душевным расстройствам в той или иной степени подвержены 450 чел.(и это - только из установленных диагностикой!) Алкоголь, наркотики, шизофрения, разные виды депрессий… Растет число самоубийств. Каждый второй землянин нуждается в консультации психололга или психиатра. Многие стесняются признать свой недуг, поэтому не получают должного лечения. Большая часть мед. средств расходуется на спецлечение и уход за тяжелыми больными, а не на охрану психического здоровья и профилактику.»
по материалам прессы

- Тонко и умно шутил, говоришь? Я понимаю твои впечатления и чувства - (они были обильно изложены в «Торе» и скорбно пропеты Мальвиной. Западло больше не выдержит!), – но это сейчас не очень важно. Я все-таки следователь, а не писатель. Переходи к действиям!

- Годы проходили в розовых и бесплодных мечтах о нем, в бесконечном ожидании встречи. Желания эти были сильны и мучительны. Они становились все менее невинными… Ну, вы понимаете… Я была готова любому дьяволу продаться, за любую цену, - лишь бы… - она на пару минут запнулась.

- Переспать с ним хоть раз. - Помог ей Западло. Что за племя такое странное - не может ничего назвать своим именем!

- Я всё время представляла, как бы это - у меня с ним… Я превратилась в разнузданную кокетку, я проигрывала в голове сцены самой невероятной развратности! Если бы вы только знали, боже!.. (О-о, Западло сейчас уже все-ё-ё об ЭТОМ ЗНАЕТ!) Желание порождает усилие. В конце концов я решилась на немыслимое… Узнав, где и когда он работает, в один из дней встала ни свет, ни заря, нарядилась в светскую либеральную барышню, села на хайфский поезд…

Дело было летом. Утро было не очень жаркое, с осторожным, нежным ветерочком. То отделение банка «Апоалим», где он работает, я нашла очень быстро. На высоченных каблуках, в открытой маечке и в короткой, под самое это самое, юбочке – я шла в этот день по жизни походкой бывалой проститутки, раздавая направо и налево улыбки и авансы. И - что самое ужасное - в таком образе чувствовала себя гораздо свободней и лучше, чем в привычном! Это ощущение упало, как снег на голову, и очень испугало… Впрочем, это к делу не относится, простите…

Детектив подумал: не соверши она то, в чем призналась, - наверняка сбежала бы от религиозных к светским. Так делают многие - и слава Богу…

- Нет, узнать меня он никак не мог. И в Иерусалиме не особо приглядывался, и перевоплотилась я - фантастически! Вставила тёмно-карие линзы, нацепила черный – каре - парик, сильно накрасилась.

Он трудился консультантом в отделе сберегательных программ и слыл одним из самых знающих и креативных. Пришлось высидеть к нему довольно внушительную очередь.

- Я хочу открыть в вашем банке сберегательную долгосрочную программу для студентов - на наиболее выгодных условиях. Тех, которые вы, как правило, скрываете от обычных клиентов банка и предлагаете родственикам, знакомым или выгодным людям. - Я знала, что таковые существуют, от самого Михаила: не так давно он открыл её моему отцу…

Он умно не стал обсуждать, почему я оказалась в курсе секрета. Ясно: чья-то протеже… Мы нежно ласкали друг друга взглядами и улыбками. Наверняка я в прошлой жизни была женщиной легкого поведения. Не наверное, а наверняка! Иначе - откуда у меня эти неуловимые знаки, которые мужчина мгновенно распознает и уже через четверть часа готов слиться с тобой в экстазе?.. Я отчаянно строила глазки, заносила голую (новое, потрясающее ощущение!) ногу на ногу и эротично облизывала сочные напомаженные губы… Поэтому неудивительно, что наш диалог закончился именно так…

- А что мне за это будет? - Спросил он кокетливо.

- То, - обрадовалась я…

- Через пару часов мы уже были у него и лежали в постели. Шаги его к моему телу были просто виртуозны!… - кажется, она собирается все это рассказывать!!!

- Уволь от сексуальных подробностей, - взмолился детектив. - Я охотно верю, что тебе было хорошо. Лучше скажи, а было что-то, что в ту вcтречу насторожило, покоробило?

- Простите… Просто для нас, женщин, секс - это очень важно… Тогда мне почему-то показалось, что это - на один раз, что он не зажегся.

Следующая часть