Image
Предыдущая часть

- Как тебя зовут? - детектив притушил сигарету и пристально уставился на девушку. - Ты, вообще, поняла, что сейчас сказала?

- Вполне, - она невесомо опустилась на стул напротив и сложила тонкие маленькие руки перед собой. - Я все хорошо обдумала, прежде чем прийти сюда. Меня зовут Лея Воловски, я - из семьи, очень уважаемой не только в Иерусалиме, но и в стране… - По зеленовато-серому юному личику текли редкие крупные слёзы. - Я очень любила этого человека и возомнила что эта любовь дает мне на него какие-то особые права… А Господь наш, как известно, этого не любит…

Еще одна без памяти влюбленная… Господи, да что же в нем такого, а? Ногти на ногах - фуя! – не стриг, денег не имел, жилище свое не только не облагородил, но и обгадил… Столько унес подлец женских молодых жизней! Детектив поймал себя на том, что раздражается. Уродка, да еще и не во вкусе покойного - как пересеклись их пути? Что может быть общего между разнузданным извращенцем и неоперившимся недоразумением из Неве - Шеарим? Думай, Ванёк, думай!..

- Случайно в газете нарыла я интересную статью о главных тайнах мировой науки, - продолжала между тем незваная гостья. - К своему 125-тилетию знаменитый журнал "since" опубликовал список величайших загадок, стоящих сейчас перед наукой. И философия, и насущные проблемы человечества; их намечено решить в ближайшие 25 лет. Главнейшее: что это за темные материя и энергия, из которых состоит 95% всего сущего? Второй вопрос: природа сознания. Как мыслительная деятельность связана с биологическими процессами? Насколько они ее обуславливают? Как мозг хранит и читает воспоминания?

Детектив пришел в ужас. Такое глубокомысленное вступление… Вот только философии ему сегодня не хватало! С утра Любовь Израйлевна тоже эмоционально углублялась в суть вещей… мигрень у него до сих пор ещё не кончилась…

- И дальше: из чего состоит Вселенная? Играет ли Бог в кости - или все подчинено все-таки каким-то логическим процессам? Раз не только мы, религиозные евреи, об этом думаем, но и всё прогрессивное человечество - значит, не стоит все валить на реальность и строго с этой реальности спрашивать (а значит, и с себя?) Есть вещи, совсем не объяснимые логически. Они нам посланы сами знаете кем. - Её взгляд окаменел в глубокой скорби. - Я должна была взять себя в руки и отступить, но темные силы дьявола оказались сильнее. Из доброй, скромной отличницы, гордости родителей, я вдруг превратилась в нечто… Даже слова не подберу! Меня… меня надо казнить самой жестокой казнью!!! Боже,Боже, за что же такое горе моим родным? Я убила отца двоих малых детей, один из которых - аутист и нуждается в особой опеке. О чем я тогда думала? Разумеется, только о себе. А Господь карает эгоистов, и карает жестоко! - От слова к слову её слова и жесты становились все экспрессивнее, дыхание – прерывистее, а голос - сдавленней…

Сейчас польется неконтролируемый поток эмоций, на который у Западло не было времени.

-Ч то ж, тебе виднее, это твоя жизнь. Спасибо, что пришла. Рассказывай… - Детективу было оч-ч-ч-ень не по себе. Общаться с религиозными - что танцевать в переполненном автобусе, мчащемся на предельной скорости: крайняя скованность, страшное напряжение и постоянное предчувствие аварии. Но детектив прото дымился интересом и не думал о сопутствующих мелких пакостях. Вплетение в тонкое кружево этой интриги суровых ниточек из Неве Шеарим придало ему особый шарм и колорит…

- Если ты что-то не вспомнишь - не беда придешь ещё раз. Чем могу - помогу. - Он был несколько напряжен и не знал, как относиться к этой иерусалимской неудавшейся нимфетке. Мальвина была хоть и порочная, но - своя и понятна. А тут...

А тут Лея ему рассказала…

- Есть люди - их немного, правда, - беседа с которыми никогда не кончается - кончается только время. Именно таким и был покойный. Судьба свела меня с ним в доме моего отца, куда он частенько заходил поговорить о еврейской истории, разобраться в спорных вопросах «Торы» и противоречивого земного бытия… Сначала, 5-6 лет назад, когда жил неподалёку, он приходил часто, и я успела влюбиться в него по самые любопытные детские уши. Потом переехал на север и появлялся в лучшем случае раз в месяц…

В религиозном обществе, как известно, расстояние между мужчинами и женщинами гораздо больше, чем в светском. Я могла слушать его лишь украдкой, видеть - мельком, говорить - совсем уж урывками. Но - боже, боже, если бы вы только знали!..

Нет, красивым он не был. Похож на заспанную обезьянку в лёгком весе. Но кто же смотрит на мужскую внешность?!. Он лучился, светился - умом, добротой, желанием жизни, подростковым ко всему любопытством. Захлёбывался интересными идеями и разбрасывал жемчужины мысли… А как тонко и умно он шутил!

Следующая часть