Image
Предыдущая часть

Сидит, скорчившись, в изголовье у виновника торжества. В невыразимой печали переводит взгляд с него на помещение и на людей вокруг. (Уже все-все понаехали: как всегда, крик, шум, дым споров и сигарет, бардак и отсутствие логики). Что-то бормочет. Он прислушался - вышла бессмыслица, что-то вроде "Голубой глаз! Голубой глаз победил!" Впрочем, в шоке все они - так…

- Умер во сне, - услышал Западло голос коллеги. - Так обычно и бывает после этих таблеток. У нас навалом таких случаев, и именно с молодыми, которым виагра не нужна! Хотят, козлы, экстрима… Но такой эффект виагра дает далеко не всегда, даже просроченная. И никто пока ещё не знает, как это работает… Все зависит от организма мужчины…

Женщина вздрогнула и пристально впилась глазами в труп. Даже бормотать прекратила. Западло проследил за её жутким взглядом и остановился на НЕМ. Голом, жалком, растянувшемся линеечкой на постели. Казанова, Дон Жуан?.. Увольте-с, не смешите! Так себе мужичок был, без изюминки. Фигура посредственная, тело рыхлое, без мышечного корсета, и ноги короткие, лысый. Умный? Но если так - где у умника деньги? Живет в трущобе…

- Идемте на кухню, мадам. - Детектив был галантен и мягок. Тут не место для «тет-а-тет.» Сигарету? (Надо опросить её срочно, пока из шока не вышла, не начала обдумывать показания…)

Она вся какая-то замедленная, и голова трясётся, как у алкоголички. Снова бормочет про этот голубой глаз. Поэтому в кривом потоке речи он не сразу распознал согласие.

- Спасибо… - услышал еле-еле. Галантно прикурил и одновременно - секунда! - обежал её незаметным профессиональным взглядом. Что за птица? Убийца, тоже жертва?! Одно сразу ясно: трупу далеко не чужая.

Женщина в районе 40-ка, изо всех сил желающая выглядеть на 20. Бархатистая, как персик! И следы пластических операций видны несильно… Просто песнь песней! Именно такой детектив представлял себе библейскую Суламифь! Буйный водопад рыжих волос, холёное лицо, огромные, лучистые зелёные глазищи в пышных ярких ресницах… Вспомнились слова нетленного классика нашего, Владимира Вишневского:

Какая женщина, о, боже!
Ни уболтать, ни обналичить…
А если это вдруг удастся, -
То уж не сбагрить, это точно...


Идти сама она не смогла. Детектив практически перенёс её и усадил на поломанную - а других тут не было - кухонную табуретку. Изысканный, тонкий запах духов… Легкая, как пух - и такая же мягкая… О-о-ххх… Не отказался бы… Высоченные каблуки, длинная черная юбка с высоким разрезом и дорогая - Западло в этом понимает – бледно-голубая блузка с глубоким вырезом. (А там сиськи - так и кукарекают!) Жемчуг бус и серег матово блестит в убогом свете пыльной лампочки… Такой прикид выдает явную сексуальную заинтересованность. Значит, не родственница. И он уже понял (по ему одному известным признакам): женщина больших страстей, эгоистка и сумасбродка. К тому же, в лице медовой прелестницы было что-то, говорящее о повышенной любви к сексу и готовности ради него совершать глупости.

Этo словно СВЕРХУ падало, и ошибался он редко. Какой номер у чувства - шестой, седьмой..?

И ещё…

Сердце Западло весело подпрыгнуло. Из изумрудного болота глаз глянули долгожданные шекспировские страсти, глубокая достоевская рана и сложная психология, тайны Эдгара По и фрейдистские комплексы… Неужели сбылась мечта идиота и перед ним сидит задача повышенной сложности? Такое вопиющее несоответствие этого небесного создания и этого жуткого места… Этот загадочный писк про какой-то голубой победивший глаз…

- Вы кого-то подозреваете? - он встретил её прямой яркозеленый взгляд.

Несмотря на своё трухлявое состояние, Мальвина учуяла мощный поток мужской энергии ИНЬ. "Лучше я бы этого детектива встретила, а не… Но такие в интернете не толкутся, они делом заняты!" - некстати пронеслось в голове. Наша рыжая героиня оставалась женщиной в самые разные свои времена, даже в такие…

- А может, это и я… Убила… Не знаю… - Красивые женщины никогда ничего не знают. (Некрасивых он знал хуже: почти с ними не общался).

Мило, мило… У него было уже всякое, но такое - нет. Надо дать ей время. Это просто шок.

- Чистосердечное признание… - начал он необходимые формальности.

- Облегчает вину, я знаю… - Выражение лица - побитое, глаза не накрашены, уголки губ - опущены. Чистое привидение!

И… нет, ему не показалось! В её зеленом взгляде всё чаще появлялись искорки безумия (не путать с шоком потери!)…

Нет, она не дурила этому обаятельному мужчине голову. Просто пару недель назад…

Тот последний год Мальвина очень и очень много пила. По выходным - так просто не просыхала! Не стеснялась ни семьи, ни соседей, ни даже малютки-внучки. Алкоголь – зло сам по себе, а тут он вступал в какой-то дикий резонанс с её нездоровым рассудком, и… и… И она ПРОСТО НИЧЕГОШЕНЬКИ НЕ ПОМНИЛА!!!

- Семыч, я опять начудила?..

Сема несмело заводил речь о психиатре, кругом валялась разбитая посуда, дети прятали от неё глаза, друзья все реже посещали их дом и отвечали на звонки…

Это было 14 февраля, день Святого Валентина, покровителя всех влюблённых. Повсюду продавались подарки, люди - конечно, в основном молодёжь, - готовили разные "валентинки" - в основном шоколадки на любовную тему (прикольное изобретение американцев). Самый популярный вариант - шоколадные губы, готовые к поцелую (а в смелых сексшопах можно было надыбать и другие органы…)

Мальвина оделась парадней и развратней обычного и взяла много дорогого питья. Сегодня наконец свершится:
она его убьёт.

Всю эту ночь буря мглою небо крыла - и не только! От ветра шатались стены, по всему дому раздавался вой, как в триллере. Зима агонизирует…

Мальвина подумала - Б-г на сегодня любовь отменяет! Он вместе с ней убийство замыслил… (Она всегда сравнивала погоду с желаниями Бога, с тем настроением, с которым он затевает день. Ведь погода - она СВЕРХУ! ). К тому же - полнолуние. Умные люди говорят - в эту пору в подсознании активизируется весь негатив, совершается много убийств и всякой дряни…

Он был в благодушном настроении, ждал её. И квартиру убрал, и даже что-то съестное (хоть и не съедобное) сварганил.

Обменялись подарками. Она ему - 3 кг. вермишели в форме мужского члена с мошонкой - сильно распухает в процессе варки, они уже ели такую в сметанном соусе. Он ей - замечательные тапочки с головой женщины, томно и сексуально стонущие при ходьбе. Чудесный праздничный ужин, вино шло к еде, как ключ к замку! Жадно ели, безумно пили, без умолку болтали - и вообще всё было хорошо!

И ей - главное! - удалось ему подмешать… Или не удалось?!.

…А потом долго - всё-таки ПРЕДЕЛЬНАЯ доза виагры! - и красиво предавались любви. Она не плакала - она выла, оплетя его всего своим расплавленным телом, просто вживаясь в него, а не вжимаясь … "Стакан воды в студию? - пошутил паршивец. - Тебе что, плохо?" "Нет, наоборот - слишком хорошо…"

Следующая часть