Image
Предыдущая часть

Vivat, справедливое возмездие! Я верю себе, доверяю себе. Я умею правильно жить! Пусть погибнет тот, кто меня не оценил!

Отравить, как мерзкую крысу? Надо разбираться в ядах и знать, какой заказывать. Просить надо в аптеке, а значит, будут свидетели… Нет, не то. Задавить машиной, как поганого таракана? Некрасиво, много крови. Да и выжить может, остаться тяжёлым инвалидом, обузой милым Шлёмику и Срулю… Не годится. Задушить? Ой, у них такие потом жуткие лица - она по телевизору видела! Пристрелить, как тёмную нелюдь? Хлопотно - доставать оружие, останутся отпечатки, да и получится ли у нее выстрелить? Она ведь такая чувствительная, эмоциональная!.. И вообще - куда девать труп? А на киллера она ни за что не решится… (Да и семкиных денег жалко… наконец-то ей стало…) Отрезать блудливые яйца? Рука не поднимется осквернить такую красоту…

Решение пришло через пару недель, неожиданное и красивое: виагра! Страстный Казанова должен умереть по–казановистому, на женщине!

Подруга подарила пару упаковок несколько лет назад на день ангела: «Кайфани с любимым от души, один раз живём!» Она тогда занималась сбытом препарата в Израиле и за границей, поэтому не поскупилась… Они с Абдулом задумали под это грандиозный марафон, но как-то не выходило. Или ругались, или обходились природными ресурсами... Хуембей доверчиво хранил их в укромном уголке на кухне. Срок годности – Мальвина проверила - вышел полгода назад. Что ж, тем лучше… Она скормит отраву проклятому Обстулу, а остальное разбросает по всей квартире: типа, разгул похоти и грязного разврата! А если даже найдут её, Мальвины, следы (зубы, челюсть, слезы и осколки разбитого сердца), - не прикопаешься: всегда можно сказать, что она не знала о виагре…

Финита (…)ля комедия. Здравствуйте, детектив!

Старший следователь хайфского полицейского округа Иван Никифорович Западло проснулся от резкого звука. Телефон. Черт, снова заснул на дежурстве! Усталость – или он стареет? Наверное, все-таки первое. Все крутятся в ритме выжимающей стиральной машинки! Не успеваешь закрыть вечером глаза - а вот уже и следующее утро…

Дел – дофига, день забит: позвонить туда, сюда. Съездить, сделать, перенести, договориться. Бесконечное смертоубийство очередей и смертельная удавка бюрократии. Денег катастрофически не хватает: катастрофически повысились цены. Зарплата его - и ведь не маленькая! - распределена задолго до её получения… Кстати, о ней, о зарплате. Жизнь становится все безжизненней: материальный мир торжествует и порабощает! Люди гибнут за металл - уже даже не желая этого, превращаясь в рабов технических железных коробок разного размера, загранпоездок и глупого «у соседа трава зеленее»… Встретил как-то в журнале картинку: по городу бегут зловещие мертвецы! Коммент: люди именно так сейчас выглядят - и внешне, и внутри. Не до души, и даже не до тела!

Вот уже полгода он пашет на две ставки, потому что его жене захотелось увидеть Париж. Что ж, отоспимся на том свете…

Ивану Никифоровичу через пару месяцев исполнялось 49 лет. Не мужчина, а сундук какой-то! Такой вес - 100 кг. - был совсем на его рост - 170 см. - не рассчитан. Щекастый, с мелкими, совсем не мужественными чертами, евнуховидного такого типа. По бокам блестящего лысого черепа ещё оставались густые волосы, и в середине - словно татуировка, египетский иероглиф из оставшихся тонких прядей…. Короче, внешность - на слабую "троечку", да и то, если приоденется. Но… Вся женская половина его совсем не маленького следственного отдела, включая даже молоденьких секретарш, по следопателю Западло дружно сохла. В разной степени – от лёгкого флирта до серьёзных признаний… Его красавица-жена с годами стала относиться ко всему философски, а поначалу пролила много ревнивых слез!..

Этакий кавалергард, "корнет Оболенский", изысканный поручик Галицын, сексуальный философ, скептик и полиглот, он обладал необыкновенной харизмой энергии, юмора, любви к жизни, ко всему новому - во всех областях!.. К тому же, могучий ум - это чертовски соблазнительно, особенно для умных женщин (а другие с Западло и не работали). Его маленькие, бесцветные, глубоко ушедшие в щёки глазки пронизывали мир насквозь. К тому же, он великолепно умел выслушать, вставить в монолог собеседника именно ту фразу, которой ему, этому монологу, как раз и не хватало. Редкий дар! Спокойный голос, в котором чувствовалась бархатистая улыбка, аристократиеские манеры и - заслуга супруги - безукоризненная одежда держали его рейтинг очень высоко.

Банальная история: Иван Никифорович, хохол до мозга костей и во всех поколениях, - был в своей семье главным сионистом. Он гораздо больше любил и уважал Израиль, чем его длинноносая супруга Любовь Израйлевна, в девичестве Трахтенберг, и дети, студенты Артур и Соня. Жена, еврейка на все 1000 процентов, лишь недавно (через 22 года в стране!) смогла устроиться по профессии: не могла овладеть ивритом. Западло, напротив, изъяснялся практически без акцента, на литературнейшем наречии, блестяще вел самую сложную документацию и самые знаменитые и запутанные дела севера страны. Впрочем, без него, как без рук, была криминалистика всей страны!

Труп. Молодого мужчину нашли на полу – позвонила, громко рыдая, женщина. Она пришла к жертве, открыла дверь своим ключом. (Надо выяснить, допросить, потребовать алиби). Вокруг, мол, валяются таблетки «Виагры». Похоже на передозировку. (Или его траванули).

И всё???

Что за факнутый период, боже! В последнее время попадалась или задачка для простейших, или какая-то грязь и мразь. Уборщица убила бабку-миллионершу, которая давала ей работу, а потом за полгода не заплатила. (Вся родня потерпевшей благодарила убийцу и молила суд о смягчении срока). Два слабоумных брата-педофила по-всякому изнасиловали и убили мальчика. (Родители убийц на суде покончили жизнь самоубийством от позора и боли.) Отец зарезал дочь и хранил её расчленённый труп в холодильнике. Причина: она отказала ему в сексе… (Бедная мать сейчас - в психиатрической клинике). Никакой пищи для ума, хитромудрой интриги, романтики, наконец!.. Достоевские персонажи, сложные пороки, роскошные страсти, игроки-интеллектуалы - где вы, где?!. Неужели - только в кино и в литературе? А впрочем…

"Как жизнь?" "Как у графина: все норовят взять за горло". Разве в такой обстановке можно смаковать любимую работу, как дорогое вино c тонким букетом - размышлять над мотивами и персонажами, анализировать психологию? Есть ли время - даже на торопливый глоток?!.

Он оделся и выехал. Было 2 часа зимней еврейской ночи. Дождь закрыл стекла сплошной мёртвой стеной. Ощущение было странное: какой-то КОНЕЧНОЙ отгороженности от возмутительного мира. Не хотелось выходить из машины: снаружи - почти всегда враг! Впечатление, что человечество стало для планеты ЗЕМЛЯ инородным телом: уж очень много войн, катастроф и просто мелких пакостей…

Господи, что это за район? Дыра - дырейшая! Квартира - крошечная пасмурная хатка, в которой сейчас поломано абсолютно все! Электричество в салоне, душ и солнечный бойлер, компьютер, стиралка, шкафы, бочок в туалете. Из трубы на кухне - какие-то пикантные звуки и бульканье. Словно домовой живет! И запах рвотный. Отвратительно!

Вот она, эта позвонившая ему женщина. Рыжие кудри растрепаны, глаза от слез - узкие щёлки, руки дрожат.

Следующая часть