Image
Предыдущая часть

Это был кошмар, крах всех надежд и чувств. Словно каркас, на котором стоит её жизнь, подломился и вот-вот рухнет.

Так было, когда погиб Бахыт…

Как и тогда, она не могла ни есть, ни пить, ни спать, ни работать. Вид имела более чем бледный. Оплакивала всё на свете и просто выворачивалась от жалости к себе.

Почему её путь к оргазму - самый сладкий из жизненных путей женщины - тернист, как упражнения альпиниста, карабкающегося на упрямый Эверест? Что уж такого особенного она просит у Создателя ?! Как научиться не пропускать через себя горести и обиды? Отдалиться душой от других настолько, чтобы воспринимать их, этих подлых и лживых, как игрушки? (Но что же с нами будет, если ВСЕ начнут так воспринимать друг друга?)

Нет, Мальвина не поставила любимому палки в колеса и не насыпала иголки в трусы. Ведь это - какие-то действия, а её словно бы парализовало… Долго – почти месяц - отлеживалась в постели, накрывшись одеялом с головой. Потом начала из неё частями - по одному глазу, уху - вылезать. Подруга - медсестра в дурдоме - как-то поведала ей, что так ведут себя психи после интенсивного курса лечения…

Ей нужно было время притерпеться к этой фекальной реальности, правильно расположить себя в ней. Ничего не сказав домашним, наша рыжая влюблённая сумасбродка купила билет на теплоход и целую неделю путешествовала. Это ей всегда помогало. Оставила записку своему кулинарному герою - супругу: "Уехала лечиться от очередной дури. Сёмыч, лучше тебя нет! Спасибо, что терпишь меня, такую эгоистичную суку."

Процесс излечения и в самом деле начался. Письмо мужу было первым симптомом, ибо раньше она о таких мелочах, как супружеская невинность и верность, просто не задумывалась. Второй симптом - осознание своей вины. Ну, а далее…

3 места: Родос, Алания (захолустье Турции). Каждое утро - экскурсия. Туристы не успевали выспаться, настолько все было насыщенно. Спозаранку прыгали в автобус и возвращались лишь к ужину, который пролетал мгновенно - и вот уже ночь. А наутро - новые впечатления, одно ярче другого! И синее прекрасное небо, и яркие цветы и краски разных стран, и вкусные запахи, и солнечное, весёлое море, и мелодичный шум волн, и этот их потрясающий переход в лазурное небо…

На Родосе - Эгейское море: спокойное, синее, так и тянущее поплавать. Великолепный климат, изысканность во всем: в вещах - и продающихся, и носимых местными жителями, - и в самих этих жителях, в домах и улицах. А Кипр отстал от Израиля на добрый десяток лет, но в этом есть какая-то своеобразная прелесть… Приморский городок Алания - тоже чудо! Особенно был красив вид на гору с крепостной освещенной стеной. Ее ломаная линия на фоне деревьев, домиков, ресторанов с яркой иллюминацией, которые были ниже, у самого подножья, - чертила на горе загадочный иероглиф. Необычная турецкая сталактитовая пещера с разреженным воздухом, внутри которой - сталактиты и сталагмиты, похожие на увеличенные нецке... Они долго-предолго поднимались к ней по винтовой лестнице, а потом не могли надивиться на красоты… Чудо! Группа тоже попалась - как на подбор: все проказливые, симпатичные и с чувством юмора. Вечером, если оставались силы, сидели на палубе и травили анекдоты. Выпивали головокружительные количества вина, спирта, водки - или каких-то других агрессивных жидкостей. Пили и …
Бойцы вспоминали минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они…


Время проходило великолепно: насыщенно, творчески, вкусно. Вечерами в большом красивом зале – дискотека, и Мальвина там выделывала разные кренделя. Её наперебой приглашали самые шикарные парни теплохода и чуть за танец не подрались! (Дура, дура, расслабься и радуйся! Не всякая поездка так феерична!) Но…

Круиз ПРОШЕЛ МИМО. Что это значит?

А то, что первые три дня за столом она сидела, как памятник, не слыша разговора, а на дискотеке танцевала c керамическими глазами мумии. А то, что все эти красоты, шутки, море и новизну она видела и слышала лишь какой-то своей ничтожно-малой частью, запущенной окраиной мозга и чувств. А то, что она вся была - с Абдулом, в нем и в их этих патологических отношениях! С кем он сейчас, где и как? В чьей помаде сейчас его неверный член? Все мужские лица вокруг слились в одно - ЕГО. Только его голос, только его запах… Даже волны вокруг говорили его голосом! Сведет ли с ним ещё судьба? А если да - то на какой предмет? Конечно, всё произойдёт неожиданно - и, как и все события с ним, - нелепо. Но…

Очень хотелось прижаться к нему, поцеловать, раздвинуть ноги… Хоть на миг, хоть как-то оказаться рядом! Слушала бы и слушала, смотрела бы и смотрела…

Продолжал по ночам крутиться сюрреалистический калейдоскоп недодуманных мыслей и недосмотренных картин – сны. Он усиливался мерзкой корабельной качкой, от которой Мальвина активно спасалась алкоголем. Поэтому сны были - ПЬЯНЫЕ. В них было это его созвездие гончих псов - БАБЫ. Эти, из компа, эротические главы его ТОРЫ. Скопом и поодиночке, а также почленно: то из облака выглянет голый рыхлый зад, то ЦАРЬ-ПУШКА пальнет неожиданно, посреди глухой тишины, то сиська из борща подмигнет, если сон – продовольственный. И у всех женских персонажей снов - эти свинячьи деревенские лица… И везде - она, с пламенной гривой и глазами, в лаковых кукольных босоножках, очень красивая, с бокалом искрящегося вина. Желающая, но нежеланная…

Сгинь, наваждение!

Следующих 4 дня проходили под накрахмаленным знаменем разума. Столько денег вбухал ее верный и добрый Cемка - и на что? На то чтобы она ничегошеньки так и не увидела из-за какого-то пупса, безнравственно трущего членом об стол? (Стучать получается - сказывается блуд! - далеко не всегда!)

Да пошел он!..

Изменились и сны: она уже ничего не клянчила, а либо равнодушно проходила мимо под ручку с другим, а изредка - причуды Морфея! - даже с супругом), либо просто Абдула не замечала. А однажды ночью поступила вообще гениально: убила. Заколола его большим блестящим кинжалом, который хладнокровно вытерла о подол. Как говорится, - нет человека - нет проблемы! Проснувшись, почувствовала себя по-настоящему счастливой!

А главное - впервые за все эти годы она поняла, что фраза "я тобой болею", что говорила она порой Абдулу в "минуты страсти роковые", - страшная правда. Что это уже - не чувство, а настоящая клиника. И что так жить нельзя!

К тому же, брат недавно прислал письмо с ужасной новостью - всё на ту же тему! Он раскопал, что их бабушка - мамина мама - не умерла, как это им всегда говорили, а жива, но… в психушке. Он просто переоформлял на себя оставшуюся после неё квартиру - и случайно столкнулся. Мать держала это втайне, боясь, что отец на ней не женится - бабушка попала туда молодой, когда дети её были ещё в средней школе. Более того! Мать призналась, что в её роду это - далеко не единичный случай…

Без комментариев…

Прошло 3 недели. Жизнь - так Мальвина решила бороться с болезнью - превратилась в тупое чередование трёх картинок: работа - еда - дети - муж - сон. Никаких других цветов и вариантов!

Шансов на выздоровление становилось всё больше. Но…

Сверх ожиданий - он позвонил (умом мужчину не понять!) Спросил, когда она может уделить ему пару минут. "Надо ловить", - пробубнила равнодушно. Он поймал: снова стоял напротив её дома, как маленькая статуя скорби. Ручки свои укороченные на груди сложил, закатил глазки - шлемазл мой родной, я так люблю тебя!.. Нет, пока уйти никак не могу. Ты - как глоток воздуха…

Следующая часть