Image
явиться – пусть сама решает. Вот и перетасовываю иногда свои достоинства в зависимости от ситуации. Намекаю ей, например, что кроме чисто мужских умений пилить-строгать я научился шить, чем избавил жену от ненавистной домашней работы. Ваше уникальное изобретение, господин Зингер, я освоил, хотелось бы встретить богатого заказчика. Но тут я вдруг совсем не кстати увлекся кино. Не смотреть, а делать. Но об этом лучше бы помолчать, так как увлечение никак не относится к графе «доходы», скорей, наоборот. Но все-таки без ущемления семейного бюджета я ухитрился снять несколько коротких фильмов и даже получить медаль на республиканском фестивале, от чего вообще крыша поехала. И стал мне этот кинематограф вместе с моей фамилией в титрах по ночам сниться. Но об этом вслух говорить, что себе приговор подписывать о не здравом уме и не твердом рассудке.

Удача пока ни разу не появлялась на моем горизонте, и я вынужден безропотно принять ее отказ о сотрудничестве, хотя без нее прожить не просто, вы сами знаете. В душе ведь каждый мечтает, чтобы на каком-нибудь жизненном завиточке эта самая Удача протянула нежную рученьку и сказала: - Здрасьте, я ваша тетя! Останется только эту рученьку схватить мертвой хваткой, чтобы не упустить свое счастье. Что за “тетя” и что за счастье, - эту почти не разрешимую задачку будем потом разгадывать. Ведь “тетечек” этих мы на каждом шагу встречаем и, в основном, смотрим на их дивные ножки, проходящие мимо. И ни у кого на лбу или другом видном месте не написано, что это та самая ваша Удача.

Теперь вместе со своей мечтой я живу в городе «Звезд» – знаменитом Лос Анжелесе, но от кинопроизводства нахожусь намного дальше, чем от самой киностудии, потому что до нее – рукой подать. По иронии судьбы наш апартмент находится на верхнем этаже дома с выходом на крышу, где я по утрам делаю зарядку, и прямо перед моим взором простирается дразнящая надпись: HOLLYWOOD, вызывающая во мне комплекс неполноценности. Так и выживаю: благодаря умению шить, устроился работать портным, а про фильмы мечтаю по-прежнему: уж очень крепко эта гадость во мне поселилась.

Но не реализовать свою мечту я не мог. Купил видеокамеру и начал снимать всевозможные торжества, где записываю на камеру всякие глупости про удачу. При этом внимательно слежу за успехами своих знаменитых Hollywood-ских коллег, которые понятия не имеют о моем существовании.

Через какое-то время пришла известность. Зарыть талант, если он есть, невозможно – обязательно прорастет.

И вот, вдруг, мне показалось, что эта «тетенька» пришла, хоть и в виде «дяденьки», который позвонил и спросил: Вы занимаетесь видео? Где бы мы могли встретиться? Но когда звонивший назвал имя, у меня похолодела спина – его знали почти все русские. У него был какой-то международный бизнес и он сказочно разбогател в Америке. О нем пишут в газетах, приглашают выступать на телевидении – в общем, личность неординарная. Как он на меня вышел и зачем я ему понадобился – знает один Бог да еще эта загадочная Удача, которая с ним сотрудничает.

Я был приглашен в офис для беседы. Это не Овальный Кабинет, но впечатление не меньшее. В офисе находился еще один мужик, «полувиновник» - как его представили, с лицом, выражение которого свидетельствовало, что он еще не пришел в себя от счастья, хотя работает здесь почти 10 лет.

Хозяин был вежлив, общителен. И сюжетик оказался довольно простым. У «полувиновника» есть жена, «виновница», которая работает чуть ли главным советником самого хозяина бизнеса, - вот умная баба! У этой умницы - круглая дата приближается, хочется сделать приятное: сюрприз – кино про ее детство и все остальное. Вот папочка с фотографиями. Кино минут на десять, музыка – на ваше усмотрение, мы уже кое-что видели из ваших работ, вы нам подходите. Мой оператор как раз сейчас занят на съемках, поэтому решили обратиться к вам. Вы готовы сотрудничать?

Такие «сюрпризы» я уже делаю здесь лет шесть-семь, рука набита. Я осмелел: а нельзя ли посмотреть, что ваш оператор снимал? Почему нет? Это короткие рекламки нашей продукции, так сказать. Это не дешевое удовольствие – он назвал пару цифр, от которых голова закружилась. Я смотрел на монитор и ничего не видел. Конечно, профессиональный диктор, хорошая программа для монтажа, но это мелочи. Да за такие бабки... Мне бы только ухватиться... Я им и за половину такое кино сделаю, весь этот Hollywood сбежится смотреть. А потом рекламки щелкать – это не с камерой по паркам бегать да по ресторанам до утра снимать пляшущих человечков и выслушивать одно и то же про удачу. Уже в голове рождалось кино... Правда, срок очень маленький – три недели всего, не разгонишься.

- Только сценарий напишу я. – Хозяин говорил четко, голосом не привыкшим к возражениям. - Когда он будет готов, вам позвонят. Я хотел вставить свои сомнения по поводу недостатка времени, но решил не гневить судьбу, молча покорился и счастливый уехал.

Неделю сканирую снимки, монтирую неспеша и жду. Уже вторая неделя на исходе, звонка нет, и решаюсь я делать фильм по своему сценарию, да и по фотографиям видно, что особо тут не разгонишься с фантазией. Сочиняю текст, сам озвучиваю, фильм получается просто супер. Если работа понравится, а я в этом уже не сомневался, то мое будущее значительно посветлеет.

Все-таки решаю позвонить сам. Отвечают, что сценарий готов, и я могу приехать. И я еду. Та же обстановка, тот же «полувиновник» с полусчастливым лицом и я, уверенный в себе, достаю переписанный на диск «черновик» кино – почти законченная работа. Сейчас они посмотрят и ахнут.

- Вы пока это отложите. Вот бумага, ручка, пишите. Кино должно начинаться так: Крупным планом на экране появляется «корень квадратный»...

Я понял, что все рушится. Даже если я соглашусь на все и разгадаю ход его мыслей, то физически невозможно начать всю работу заново и в течении нескольких дней закончить. Я сделал попытку возразить. – Вы пишите, пишите, - продолжал хозяин под бессловесное согласие «полувиновника». – Из квадратного корня медленно начинает вытекать небольшой ручеек. У вас есть ручеек? Нет? Надо найти. Потом ручеек набирает силу и превращается в реку, - как бы символ ее роста на нашем предприятии, потом море, потом... - наверное, он посмотрел на меня, потому что запнулся на полуслове и спросил: - Вы можете сделать это?

У меня язык с мозгами не связан абсолютно. Что стоило согласиться, а потом сделать все по своему? Но язык сказал: Нет!

- Тогда разговор окончен! Вы свободны! В смысле Fired! - и ушел, растворившись в бесконечности своих владений. Мы остались вдвоем с «полувиновником», и я впервые услыхал его дрожащий голос: - Ну, что поделаешь! У него такой характер.

Бессмысленно утверждать сейчас, что земля круглая и еще вращается, наглая. Это ведь совершенно другая вселенная и движется по орбите, заданной хозяином. Я же метеорит, пустая порода, проскочившая мимо.

- Да вы хоть посмотрите, что я сделал! Две недели как проклятый... - я притормозил свой полет в бездну, вставил диск в Player и запустил.

Кино произвело впечатление. – Ладно, - сказал он, - я вам уплачу за работу. Заканчивайте, я приеду и заберу. Мне нравится, думаю, что и моей жене будет приятно. А с ним мы разберемся...

Торжество я не снимал, но специально пришел, чтобы увидеть реакцию гостей на свое произведение. Как и предвидел, аплодисменты были бурными и обращены, в основном, в сторону хозяина, потому что крупными буквами я вывел на экране его фамилию как автора сценария. Но это мне не помогло. Он даже не повернул голову в мою сторону, хотя прекрасно видел, что я здесь. Я вышел на улицу и не слышал, как желали здоровья виновнице торжества и, конечно же, удачи. Как же ей без этого?

Февраль, 2011