Image
Будет и на нашем кладбище праздник

Я должен писать это ночью. Днём я не смогу выразить тех чувств, которые меня обуревают ночью. Днём я вас всех люблю и даже где-то горжусь вами. Вы создали этот врачебный бизнес-монумент, этот союз нерушимый, который делает вас богатыми и неуязвимыми. Если посмотреть на это сооружение некомпетентным взглядом, то оно выглядит просто, как обнажённая женщина: многообещающе и обманчиво. Посудите сами: всю жизнь платишь медицинский налог в надежде обеспечить себя в старости. Практически не болеешь, по врачам не шастаешь – и государство само, без напоминаний, копит тебе на твою же старость – как просто и понятно. Но к тому времени, когда болезни начинают стучать по внутренним органам, с ужасом обнаруживаешь, что деньги, которые копил, рассосались, осталась только сдача, которую, как в супермаркете, вернули после покупок. Этих денег, после твоей оплаты медицинского иншуренса, дедактебла и копеймента, хватает только на взвешивание, измерение давления и дружеского похлопывания по плечу. После визита надолго сохранится в глазах немой вопрос: зачем я туда ходил? И начинаешь понимать, что старость не радость. Как только вы прекращаете платить медицинский налог, вы перестаёте быть интересны и врачам, и страховым компаниям. Врачам – потому что ваши сложные болезни или ещё недостаточно изучены, или не покрываются страховкой, а страховым компаниям вы как кость в горле, потому что каждый визит к врачу – это удар по их жизненному уровню.

Зато вами начинают живо интересоваться похоронные бюро, предлагая в вечное пользование прекрасные места с видом на море. Вам даже продадут по сейлу вечную жизнь в райском саду со спелыми яблочками и с Мерилин Монро на коленях.. Яблочки – Free. Вы должны отойти в мир иной очищенными ( или обчищенными – как правильно?).

Но злой как собака я только ночью. А днём я добрый. Днём в голову лезут всякие интересные, добрые мысли. Например, завтра в Америке объявят бесплатное медицинское обслуживание, хотя бы для пенсионеров. Пусть насладяться старостью и отдохнут от тяжкого труда. Говорят, что в Канаде есть что-то похожее или даже медицина бесплатна вообще для всех.. Или почти бесплатна, не знаю, не жил я там. Можно бы и перенять кое что у северного соседа, но наша родная медицинская мафия этого не допустит, потому что опустеют медицинские колледжи и богатые родители перестанут оплачивать многолетнее обучение своих непригодных к медицине чад и начнут переучивать их на адвокатов. В медицине останутся только непослушные, ничего не смыслящие в жизни дети, которые будут упрямо повторять, как попугаи: “Хочу быть доктором! Бедным, но доктором”. Так что утонет эта утопия не приходя в сознание.

Я не очень перегнул, господа врачи и иже с ними? Я же предупредил, что только днём я добрый и что взгляд мой некомпетентный. А вот ночью... Так болят ноги, ну так болят – нет сил терпеть. Кому жаловаться? Врачу, конечно. А там на подступах к специалисту, на тебя налетают девочки в белых халатиках, с улыбочкой голливудской. Они тебя добросовестно обвешают, обмеряют, чего тебе надобно, старче, спросят. Но ты на эту красоту даже не смотришь, хотя днём ноги функционируют нормально. Потом заскочит доктор, по плечу похлопает, мол, давно не виделись, редко у нас бываете, рады видеть. На ноги больные посмотрит – вроде нормальные с виду, болеть не должны, свои покажет – точно такие же и не болят. И растут откуда им положено. Не руки ведь! Хотя половина мужского населения этим страдает и женщины на это не жалуются.

И пустят вас по замкнутому кругу – рентген, анализы, за советом к доктору Shoor, потом к доктору Moor. И все эти Shoor’ы и Moor’ы напишут, что такие ноги болеть не должны. В итоге, выпишут снотворное, чтоб крепко спал. Кстати, хорошее средство от любых болей. Кроме кашля. От кашля у них пурген, то есть, слабительное. Попробуйте кашлянуть.

Может ли кто-нибудь примерно посчитать, во что обошёлся страховой компании этот “кружок”, если в итоге все врачи хором признались, что несмотря на колоссальные достижения медицины в этой области, они не знают причину болезни моих ног?

Есть два выхода из этой ситуации: или сменить болезнь, или врача. Ну, с первой проблемой организм, подорванный лечением, справится сам. Со второй - поможет телевизор. Там таких врачей показывают, ребе позавидует. Почему ребе? Пожаловался один бедняк ребе, что он такой бедный – даже молока в доме нет, детей покормить нечем. На другой день тот в ужасе снова бежит к ребе и показывает выросшие на груди сиськи, полные молока. - Я же тебя не об этом просил! Но ребе говорит, что ему легче сотворить чудо, чем исправить ситуацию. Вот таких чудо-докторов показывают по телевизору каждые пять минут.

И вот уже ябедничаешь другому доктору на свои ноги и новый доктор хватается за голову и посылает по новому кругу и, в итоге, выписывает снотворное, но более сильное. Спи спокойно, дорогой товарищ. Но боли всё равно сильнее снотворного и пол ночи ты бродишь по комнате, мечтая только об автомате Калашникова и о случайной встрече с доктором на безлюдной дороге. Утро застаёт тебя в растрёпанных чувствах, - ещё не уснул или не совсем проснулся, и ты хватаешь авторучку и начинаешь строчить письмо - кому?, или жалобу- куда? или статью в газету – зачем? А хочется писать сразу всем. Но после чашечки кофе страсти утихают и ты звонишь доктору, просишь тебя принять, потому что лекарство, которое он выписал, не помогает, видите ли... Добрый я всё-таки утром.

Не тянет американская медицина на эпитет лучшей в мире. Оборудование – Да!, обслуживание - О!, но по сравнению с тётенькой в застиранном белом халате, с деревянной палочкой - скажите “а-а-а “- , им ещё далеко. Правда, не совсем далеко, лучшие из них уже давно здесь, подтвердили свои дипломы и успешно осваивают американскую методику лечения.

Ночью кроме автомата Калашникова мне ничего не нужно. Зашел к терапевту с улыбочкой и та-та-та! Зашёл к дантисту за голливудской улыбочкой, и после беглого взгляда на стоимость такой улыбки, прямо на выходе - та-та-та! Без автомата - ни шагу. А если доктор случайно спросит, что это там у вас за спиной, не мешок ли с деньгами, скажите - да, что это плата за их тяжкий, добросовестный труд. Но не волнуйтесь, не спросит, - огромная очередь ждёт приёма, вернее, помощи, а доктор берёт не за помощь, а за визит – вот где скрывается главное несоответствие. Он не поможет - ну и что? За “не помощь” судить не будут. А вы попробуйте не заплатить. По судам затаскают. В гроб загонят.

После убедительной тирады господина Калашникова должно полегчать - жаловаться больше некому.

Так что мой вам совет: не болейте и живите вечно. Или выберите себе такого президента, который наведет порядок в нашей родной медицине. Верю: будет и на нашем кладбище праздник.

Яков Ратманский, Кливленд, 2007