Image
Карьера

В начале 90-х в столице нашей необъятной тогда Родины должна была пройти конференция с идеями технического прогресса, перспективах машиностроения страны и еще какими-то заоблачными идеями и очень часто невыполнимыми задачами. На крупный завод «Монолит» областного центра пришла разнарядка – направить 5 делегатов. В состав группы обязали включить рабочего, которого следовало подготовить для выступления от имени завода.
Четверых делегатов определили сразу, директор, парторг, еще пара чинуш, без них-то никак нельзя. В парткоме долго перебирали кандидатуру рабочего и остановились на Степане Рудченко.
Этот парень, кстати, очень симпатичный и представительный, пришел на завод после службы в армии, работал слесарем, был комсоргом цеха. Со временем обзавелся семьей, учился в институте.
Запомнился Степа заводчанам таким случаем. Будучи комсомольцем, был избран делегатом на городскую отчетно-выборную конференцию, где ему поручили выступить. Тезисы написали, отпечатали. Их следовало только прочесть.
На таких мероприятиях участникам с решающим правом голоса выдают мандаты, презентуют блокноты, ручки и еще какую-то чепуху. В конференц-зале Степа вложил свое выступление в полученный блокнот, положил перед собой на полочку впереди стоящего кресла и стал ждать объявление о своем выступлении.
Рядом сидел парень делегат другого предприятия, естественно с аналогичным блокнотом, и надо же, такое совпадение, с похожими листками выступления. Он уже «отстрелял», т.е. выступил. Кто-то из шутников отвлек Степу и незаметно заменил его блокнот.
Когда Степе предоставили слово, он с блокнотом и чужим выступлением поднялся на трибуну, достал листочки и начал читать. Следует сказать, чтоб не очень волноваться, Степа сам придумал себе простой способ. В трудные минуты он думал о семье, детках, которых очень любил, о своей самой замечательной жене – Насте. Помогало, волнение проходило. Текст читал чисто механически.
На такого рода мероприятиях мало кто слушает оратора и поэтому окружающие в большинстве своем просто не обращают внимание, с какими обязательствами и призывами выступает этот очередной трибун.
Со временем Степа начал понимать, что читает что-то не из «своей оперы». Он замолчал. Надо было выходить из положения. И Степа вспомнил, что предыдущий оратор ужасно нахваливал болгарский комсомол. Тот парень, видимо, был в Болгарии по бесплатной комсомольской путевке и тут как бы отрабатывал поездку, красочно и восторженно делился впечатлениями.
Отложив злосчастные бумаги, Степа после паузы выдал:
- Какой комсомол может сравниться с комсомолом нашей страны. Сколько подвигов совершено, сколько жизней было отдано во время Великой Отечественной войны! А как работают сегодня наши комсомольцы! Вот с кого надо брать пример болгарской молодежи, да и всему миру! А вы нам тут лекции читаете про болгарский комсомол.
Сказал все это Степа и пошел на свое место. Зал замер. Наконец в президиуме до председательствующего дошла эта последняя фраза, и он начал хлопать в ладоши. Его поддержали все сидящие рядом, звонко зааплодировал зал. Не трудно представить, как тем временем корчились от смеха устроители этой шутки.

Следующая часть