Image
Sasha
Вооружен и очень опасен

Не секрет, что в еврейских семьях довольно часто рождаются вундеркинды. Это получается само собой, неожиданно для всех, включая самих родителей. Я сейчас имею ввиду свою семью. Мама – обыкновенная, папа – нормальный, а ребенок вундеркинд. Как в том старом анекдоте: папа – рикша, мама – гейша, а сын – Мойша.

Наш мальчик родился с абсолютным слухом. Он начал правильно петь раньше, чем научился правильно говорить. К имеющимся у нас пианино и гитаре, мы докупили кучу разных музыкальных инструментов для его профориентации. Ребенок все это освоил мгновенно – вундеркинд ведь,
и в три года уже считал себя законченным музыкантом, бескорыстно давая концерты всем нашим родственникам и знакомым. «Твои глаза зеленые, уста твои обманные...» - пел малыш, глядя в глаза очередной жертве искусства. Жертва плакала. Слух о талантливом ребенке разнесся по району как молния по небу и нас постоянно начали посещать всякие тети и дяди из музыкальных школ.

В первый класс ребенок пошел в обычную среднюю школу, которая находилась рядом с домом, а после уроков - в музыкальную.

Учительница на уроках пения стеснялась при таком необычном ученике подходить к фортепьяно: все песни аккомпанировал Сашулик, как она его ласково называла. После уроков, а иногда и на переменке, Сашулика терроризировали старшеклассники, чтобы он показывал им правильные аккорды на гитаре.

Приближался большой праздник: 23 февраля – День советской армии. Готовилась красивая показуха – концерт для шефов. Классная руководительница, с замысловатой еврейской фамилией, спросила Сашулика: «Ты можешь что-нибудь спеть про Ленина?». «Ленин – всегда живой!»- не задумываясь ответил он. Сталина уже тогда разоблачили по полной, а Ленин пока еще спокойно отдыхал в мавзолее в собственном гробу. Завуч школы, посмотрев на малыша сверху вниз, сказала: «Вы что, ребята, в своем уме? Во-первых, он не Магомаев, во-вторых, - гитара – не симфонический оркестр. Пусть выучит стишок и прочтет с выражением. «Но ребенок ведь не стандартный!»- пыталась возразить классная. «Зато сценарий концерта – стандартный! И согласован с руководством. Никакой отсебятины!».

Конечно, наш вундеркинд выучил стихи о родной партии и дедушка Ленин в тот момент был ему ближе, чем его родной дедушка Лева.

На концерт Сашулик явился в наглаженной белоснежной сорочке, с красным галстуком на шее и вооруженным гитарой. По совету родителей. А вдруг попросят спеть? Ищи рояль на сцене...

Должен сказать, что в классе было всего три еврея: классная руководительница, Сашулик и мальчик по фамилии Цырульник. Многие обладатели этого страшного оружия успели улизнуть при первой волне эмиграции. Все оставшиеся никакой опасности для школы не представляли.

Увидев странный набор из красного галстука, гитары, горящих глаз и праздничной улыбки, классная поняла, как близко поражение советской армии и ее капитуляция неизбежна. В полуобморочном состоянии она потащила ребенка в укромный уголок и сказала:

«Есть важное поручение. Больше некому доверить такое дело. Надо охранять раздевалку. Боюсь, что ты сам не справишься, поэтому даю тебе помощника. – она подозвала пробегавшего мимо пацана и приказала: - Быстро найди Цырульника и ко мне сюда!»

Родители вундеркинда зря пялили глаза на сцену. Одно скучное выступление сменяло другое, а Сашулик так и не появился. Представители шефской организации не обижали детишек, хлопали в ладоши как на концерте Пугачевой – ведь завтра можно будет отчитаться о выполненном мероприятии.

Зато в раздевалке было весело. Сашулик пропел счастливому другу весь свой огромный репертуар. Там были романсы о любви, мелодии из знакомых фильмов, а также песни о любимой Родине на слова и музыку еврейских авторов. Будет Цырульнику, что вспомнить. Где-нибудь в Нью Йорке.

Яков Ратманский, Октябрь, 1990, Киев
Отредактирован – Январь, 2011, Кливленд