Image
Лингвистическая афера

Завод славился своей продукцией. Такой вот обычный социалистический трудяга. Пионерский лагерь, база отдыха под Харьковом, пансионат на берегу моря, в общем, обычное предприятие союзного значения.
И вдруг о заводе заговорили. И не в каких-то партийно-советских кругах, а в самых обычных пригородных электричках. Имидж завода рванул вверх и все благодаря одному человеку – новому заместителю директора. Едет народ после работы в электричке, обменивается, новостями, впечатлениями и сплетнями, давно такого не было, новый зам у всех на устах.
Началось все с того, что у директора завода появились на столе ни какие-то там планы или мероприятия, а самые настоящие программы, продуманные до совершенства, да не на листиках, а в супер папках. Экономические обоснования, затраты, эффект от внедрения и т.д. и все в прозрачных пакетиках-файлах. И это все - творение нового зама.
Заму поручили охрану завода, это сразу стало понятно. По периметру территории установили лазерные датчики. Птица пролетит на территорию – на пульте сразу видно. Охрану завода одели в форму, бирки-бейджи с фамилиями и фото на кармане у каждого. На проходной установили турникеты, как в метро, да еще с датчиками, сразу видно, сколько работников прошло на завод, а вечером видно количество оставшихся на территории, до последнего работника.
Охрана получила право осматривать всех при выходе с территории, и не только рабочих, а и начальство, прямо скажем, получая, при этом ранее не испытываемое удовольствие.
Главный конструктор, не пожилой человек, был остановлен, охранник поинтересовался, что у него в портфеле. Там оказались чертежи, целая пачка. Главный конструктор пояснил:
- Еду в командировку, на завод-смежник, они работают по нашим проектам, без чертежей ничего изготовить невозможно.
- Не положено! Разрешение зам. директора на вынос чертежей!
Главный конструктор решил поберечь нервы, вернулся в административный корпус и вскоре принес листик бумаги – разрешение с подписью зама.
Но с какой подписью!
Говорят, все, кто впервые видел эту подпись, приходил в состояние недоумения, удивления и восторга одновременно. Любители монограмм легко бы нашли там символы, инициалы и даже настоящий китайский иероглиф.
Охранник, тот, что с биркой, едва глянул на эту подпись, наколол бумажку тут же на новый спецгвоздь, снисходительно изрек:
- Проходите!
Вот такие строгости на проходной, ржавый болтик не вынесешь!
Стало известно, что новый зам. курирует строительную группу. Снесли старые складики, сарайчики. Начали строительство современного склада, в проекте были заложены все новинки техники - транспортеры, подъемники и т.д.
Зам появлялся на стройке, осматривал своим очень хозяйским глазом, делал замечания и изредка даже по делу. Однажды поднялся на второй этаж, где шла кирпичная кладка.
Стоит сказать, что там работал один из каменщиков – Кузьмич, и работал виртуозно. Легко, быстро и свободно шли в кладку кирпичи, а так, для пущей важности, когда были зрители, Кузьмич еще и жонглировал кирпичом, совершая переворот, кирпич попадал прямо в кладку, точно на цементный раствор, что было очень эффектно.
Зам. полюбовался работой Кузьмича. А тот, не робкого десятка, предложил заму попробовать. Тот взял мастерок и вполне прилично положил 3 кирпича в кладку, видимо, хотел увековечить свое имя в этой стройке века при жизни.
Кузьмич похвалил: - Вижу, не профессионал, но любитель хороший, видно в жизни не были белоручкой.
Зам снисходительно улыбнулся: - Верно!
С тех пор зам, как появится на стройке, идет к Кузьмичу пообщаться и посмотреть на работу.
Однажды строители за обедом, кстати, пока без водки, повздыхали, ничего не сопрешь, даже по мелочам, на бутылку не заработаешь. И тут Кузьмич посетовал, мол, веранду построил, а застеклить нечем.
- Выпиши, оплати. На заводе стекла много. Зам – твой друг, не откажет.
Кузьмич возмутился:
- Друг, друг! Этот «друг» установил такой процент накладных расходов, что стекло стоит в два раза дороже.
- Кузьмич! А ты возьми да нарежь себе. Вон сколько стоит стекла, и никем не учтенное. Только как вынести…
- А что, это идея! – мечтательно потянулся Кузьмич. Хитроумный план давно зрел в его седеющее-лысеющей голове. – Вынесу без проблем.
Завязался спор и при этом с очень высокой ставкой – начали с 2, а кончили 5 бутылками водки «Столичная». Причем, главный спорщик - Кузьмич так разволновался, что в этот момент не помнил, куда ему выделили путевку – то ли в санаторий, то ли в крематорий.

Следующая часть